Статьи Михаила Трепашкина

01.06.2014 Обеспечение равновесия между правомерным регулированием и независимостью судов

Обеспечение равновесия между правомерным регулированием
и независимостью судов

Сегодня в этой рубрике читателям предлагается необычный материал: доклад Института прав человека Международной ассоциации юристов, посвященный оценке российской судебно-правовой системы и ее предполагаемых изменениях. Эти изменения и стали причиной проведенного Институтом исследования, результаты которого в виде доклада уже обнародованы в сети Интернет. Приводим текст доклада без комментариев и с незначительными сокращениями.

 

Резюме

 

Решение Международной ассоциации юристов (IBA) направить делегацию в Россию было связано с предложениями, поступившими в сентябре 2004 г. в Совет Федерации (верхнюю палату парламента) и получившими название "предложения Миронова". Подробная характеристика этих предложений и история их прохождения через законодательный орган приведены в главе 4. По существу, эти предложения предусматривают изменение состава квалификационных коллегий судей; их значение определяется тем, что квалификационные коллегии являются важными органами самоуправления судебной системы и занимаются вопросами назначения судей, их повышения в звании и отстранения от должности. Предложения были внесены после теракта чеченских повстанцев в здании школы города Беслана в сентябре 2004 г., то есть в период, который характеризовался серьезной озабоченностью вопросами национальной безопасности.

Участники делегации выявили наличие сильной оппозиции предложениям Миронова со стороны судей, юристов и представителей общественных организаций, с которыми они встречались. Основной причиной озабоченности было предлагаемое сокращение представительства судей в составе квалификационных коллегий до менее половины их общей численности, что явилось бы нарушением европейских норм. Кроме того, предполагается ужесточение контроля со стороны исполнительной власти при отборе членов коллегий. Учреждение коллегий в 1989 г. стало первым шагом по пути реформы судебной системы, проводившейся как Президентом Ельциным, так и Президентом Путиным. Заявленной целью реформы значилось укрепление судебной ветви власти относительно исполнительной и законодательной ветвей. Хотя большинство из тех, с кем беседовали участники делегации, считали, что предложения вряд ли получат законодательное оформление в том виде, в каком они были представлены, их внесение породило серьезные опасения относительно возможного подрыва независимости судебной власти.

Делегация настоятельно рекомендует отвергнуть предложения Миронова в их нынешнем виде и призывает российское Правительство придерживаться международных принципов независимости судебной власти при рассмотрении вопроса о внесении изменений в работу или состав квалификационных коллегий судей.

За истекшие 15 лет Россия добилась значительного прогресса в области принятия новых законодательных норм в ходе реализации комплексной программы реформирования судебной системы. Учреждение суда присяжных было широко воспринято как позитивный шаг, обеспечивающий более активное участие населения в работе судебной системы. Вместе с тем существенная доля оправдательных вердиктов, выносимых судами присяжных по сравнению с судами общей юрисдикции, вызвала противодействие рассмотрению судами присяжных дел, имеющих широкий политический резонанс. Кроме того, система допускает обжалование приговора органами прокуратуры, а такой механизм не исключает злоупотреблений.

Свидетельством дальнейших конструктивных усилий в этой области стали создание Академии правосудия и стремление информировать судей о нормах и применимости международного права, особенно в арбитражных судах. Расширены реальные полномочия судей, особенно после принятия нового Уголовно-процессуального кодекса, который предусматривает более значительные прерогативы суда в вопросах досудебного задержания, выдачи ордеров на арест, проведения обысков и конфискаций, устанавливая при всем том требование, в силу которого подозреваемый должен предстать перед судьей в течение 48 часов с момента ареста.

Политические обязательства относительно развития системы правосудия в более общем плане зафиксированы в президентской программе "Развитие судебной системы России" на 2002-2006 гг. и в речи В. Путина на Всероссийском съезде судей (2004 г.). К числу других позитивных начинаний следует отнести повышение оплаты труда судей, обеспечение их дополнительной защиты, передачу функций административного управления системой правосудия из Министерства юстиции в отдельное административное подразделение при Верховном Суде и введение отдельной бюджетной строки, относящейся финансированию судебной системы, что обеспечивает меньшую зависимость этого финансирования от перемен в экономической ситуации. Учреждение института мировых судей и его распространение на все (кроме одного) регионы существенно снизило общую нагрузку на суды, и, судя по всему, региональные администрации прилагают определенные усилия в направлении обеспечения адекватного финансирования, обучения, предоставления судебных помещений и оборудования для нужд этого нового института.

Вместе с тем делегация отметила наличие важных областей, в которых независимость судебной власти остается уязвимой, попытки ограничить позитивные последствия принятия нового законодательства. Внимание делегации привлекли проблемы, негативно сказывающиеся на независимости судебной власти: а это и случаи политического нажима, который часто проявляется в форме давления со стороны председателей судов на судей с целью вынесения тех или иных приговоров, и по-прежнему недопустимо низкий уровень оплаты труда судей, и все еще сохраняющееся среди судей понимание своей роли как защитников интересов государства, проявляющееся в крайне низкой доле оправдательных приговоров, выносимых судами общей юрисдикции, и убежденность населения в продажности судей, что, в свою очередь, подрывает авторитет судебной власти.

Делегации сообщили о конкретных случаях (в частности, в Московском городском суде), когда на судей оказывалось давление, с тем чтобы они приняли определенные решения, а при отказе выполнять подобное требование - отстранялись от должности квалификационными коллегиями по надуманным причинам по представлению председателя суда. Недавно озабоченность подобными явлениями была выражена еще раз при рассмотрении дела об экстрадиции, которое слушалось в Суде магистрата Лондона (Правительство Российской Федерации против Дмитрия Маруева и Натальи Чернышевой, 18 марта 2005 г.).

В ряде судебных процессов, обстоятельно документированных авторитетными международными правозащитными группами, судя по всему, на судебные инстанции оказывался противоправный нажим. В основном речь идет о делах, связанных с крупными экономическими или политическими интересами. Широко известно дело Ходорковского, различных сотрудников и юристов компании "Юкос", получившее широкий политический резонанс (в приложении I приведены и другие примеры такого рода).

Доклад рекомендует обратить особое внимание на необходимость формирования механизма, способного противодействовать угрозе, связанной с попытками влиять на беспристрастность судей, обусловленными политическими, экономическими и частными интересами. Вместе с тем надлежит сохранить динамизм процесса реформирования судебной системы, обеспечить приоритетность финансовых обязательств по дальнейшему повышению материальной поддержки судов и оплаты труда судей, по заполнению вакантных должностей в судебной системе.

Глава 1. Введение

 

Настоящий доклад является результатом работы миссии по установлению фактов в Российской Федерации (России)*(1), предпринятой Институтом прав человека Международной ассоциации юристов с 3 по 9 апреля 2005 г. Направление миссии было продиктовано озабоченностью по поводу возможных отрицательных последствий предлагаемых изменений законодательства с точки зрения независимости судебной системы.

Особую озабоченность вызвали предложения по изменению состава Высшей квалификационной коллегии судей и квалификационных коллегий судей - органов, задачей которых является назначение членов судейского сообщества, их повышение в должности, наложение на них дисциплинарных взысканий и их отстранение от должности.

Мандат миссии предусматривал:

анализ предлагаемых изменений в составе Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации;

выяснение вероятности того, что предлагаемые изменения создадут препятствия для личной и институциональной независимости судебной власти в Российской Федерации;

рассмотрение в связи с этим любых иных факторов, способных повлиять на независимость судебной власти;

выявление возможных последствий таких угроз для независимости судебной власти с точки зрения состояния дел, связанных с защитой фундаментальных прав человека в Российской Федерации.

Для обеспечения надлежащей оценки конкретных последствий предлагаемых изменений для независимости судебной власти текущие вопросы, касающиеся независимости судебной власти, рассматриваются в настоящем докладе в более широком контексте реформ судебной системы, проводившихся в России с начала 90-х годов.

Организация миссии. Миссия была организована Институтом прав человека Международной ассоциации юристов (IBA) - крупнейшей в мире организации юристов, насчитывающей 16 тыс. участников в 195 странах. Институт ведет работу по пропаганде, защите и укреплению прав человека в условиях справедливости и законности, а вместе с тем его усилия направлены на обеспечение независимости судебных и юридических работников во всех странах мира. Институт прав человека (ИЧП) - независимая организация, не имеющая политических целей, основанная в 1995 г. под почетным председательством бывшего президента ЮАР Нельсона Манделы. Институт управляется руководящим аппаратом и Советом участников из 21 страны.

Аналогичные миссии институт предпринимал в различных частях света. При этом его обычная практика сводилась к направлению делегаций, состоящих из опытных юристов и судей, от которых требовалась независимость и беспристрастность при проведении исследования. Делегации учитывают применимое международное, региональное и национальное законодательство.

Члены делегации. Институт прав человека выражает благодарность тем членам делегации, которые приняли приглашение войти в состав данной миссии. В состав делегации входили:

судья Роберт Шарп, апелляционный суд округа Онтарио, Канада;

судья Уильям Бертлз, Великобритания;

адвокат Энн Макмиллан, Великобритания;

доктор Филлип Тахминджис, юрист программы IBA, Великобритания.

Беседы и консультации. В ходе выполнения миссии делегация имела встречи с представителями Федеральной палаты адвокатов, Московской городской коллегии адвокатов, Международного союза адвокатов стран СНГ, профессором Сергеем Вициным (заместителем председателя Совета по вопросам совершенствования правосудия), Human Rights Watch (группы - неправительственных организаций по защите прав человека), Уполномоченным по правам человека в Российской Федерации Владимиром Лукиным и членами Комиссии по правам человека, Комитета Государственной Думы по конституционному законодательству, г-ном Сергеем Поповым, заместителем председателя Высшего Арбитражного Суда Александром Арифулиным, г-жой Марой Поляковой и другими представителями Независимого экспертно-правового совета, судьей Владимиром Ярославцевым (Конституционный Суд РФ), судьей Александром Меликовым и судьей Тамарой Морщаковой. К сожалению, делегации не удалось встретиться с представителями Администрации Президента, членами Высшей квалификационной коллегии судей и Совета Федерации, несмотря на предпринятые ко до начала миссии, так и во время нее попытки организовать такие встречи. В ходе встреч лица, с которыми проводились беседы, получали экземпляр мандата миссии на английском и русском языках. Им предлагалось изложить свое мнение относительно этого мандата, после чего члены делегации задавали им конкретные вопросы как для более детального выяснения существа их позиции, так и для сравнения этих позиций с позициями других лиц, с которыми проводились беседы. В ходе всех этих встреч делегация пользовалась услугами переводчика. Соображения, изложенные в докладе, основаны на всей сумме информации и свидетельств, полученных делегацией: прямая ссылка на источник информации дается только в тех случаях, когда сообщения участника беседы основаны на личном опыте, причем только с предварительного согласия такого участника.

Текст доклада делегации был составлен Энн Макмиллан, но в его подготовку внесли свой вклад все участники делегации.

Институт прав человека и члены делегации выражают благодарность и признательность не только всем участникам бесед, но и всем тем, кто оказывал делегации самую разнообразную помощь при осуществлении миссии: стажерам IBA Патрику Каллагену и Дивайн Афубе за помощь в информационно-поисковой работе; профессору Питеру Соломону, директору Центра изучения проблем России и Восточной Европы (Centre for Russian and East European Studies) при Университете Торонто; адвокату Петру Баренбойму (Москва); адвокатской конторе Corker Binning Solicitors (Лондон); г-же Каре Ирвин, директору программ бесплатной юридической помощи Высшей юридической школы BPP (Лондон), группе переводчиков, работавших на добровольных началах - Руперту Гордону, Ивану Гордиенко, Дарье Соборновой, Денису Вооку и Ричарду Лоу, а также превосходной переводчице Наиле Курмашевой, услугами которой миссия пользовалась в Москве.

Институт прав человека с благодарностью отмечает финансовую поддержку, оказанную миссии Институтом "Открытое Общество" Фонда Сороса.

 

Глава 2. Справочная информация о политической и правовой системе

 

Общая характеристика политической системы. Российская Федерация - величайшая страна мира. Она охватывает 11 часовых поясов, граничит с 14 странами и включает 88 регионов, 21 из которых являются республиками, образованными по этническому признаку. Территория России составляет около 17 075 400 км, население - 145 000 000 человек. С точки зрения международного права она считается преемницей бывшего Советского Союза (СССР), распущенного 31 декабря 1991 г. Последние выборы в Думу (нижняя палата парламента страны) состоялись 7 декабря 2003 г. и окончились беспрецедентной победой партии "Единая Россия", объединяющей сторонников Путина. В ходе выборов избирались 450 депутатов сроком на четыре года. Половина депутатов избирались от одномандатных избирательных округов в одном туре голосования по системе, при которой побеждает кандидат, набравший наибольшее число голосов. Остальные 225 мест были распределены на пропорциональной основе по закрытым спискам, представленным политическими партиями или блоками, набравшими более 5% поданных и признанных действительными голосов (включая голоса, поданные "против всех") в ходе голосования по единому федеральному избирательному округу*(2). По мнению Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), выборы были "хорошо организованы, но не отвечали многим международным нормам", поскольку недостаточная степень независимости средств массовой информации не позволила избирателям сделать обоснованный выбор на базе сбалансированного освещения выборов*(3).

Владимир Путин официально избран Президентом 26 марта 2000 г., а через четыре года -14 марта 2004 г. - переизбран подавляющим большинством голосов на второй срок. Международная миссия ОБСЕ по наблюдению за выборами (в составе которой 340 наблюдателей из 39 стран) отметила высокий уровень участия избирателей, спокойную атмосферу на выборах и устойчиво высокие рейтинги одобрения населением деятельности нынешнего Президента, зафиксированные до выборов. Вместе с тем, по мнению ОБСЕ, выборам все же "не хватало элементов подлинно демократической состязательности". В частности, Организация полагала, что в изложении новостей и освещении избирательной кампании подконтрольные государству средства массовой информации обнаруживали явную пристрастность в пользу нынешнего Президента. Были подвергнуты критике неспособность властей принять достаточные меры для устранения этой необъективности и несоблюдение тайны голосования. Кристиан Штрохаль, директор ОБСЕ, вновь повторил призыв Совета Европы к преобразованию подконтрольных государству средств массовой информации в независимые общественные средства массовой информации*(4):

Эпоха Путина: с 2000 г. и по настоящее время. Избрание на пост Президента Владимира Путина в 2000 г. сопровождалось публичным выражением приверженности идее дальнейшего реформирования судебной системы в целях формирования независимой, но подотчетной судебной власти. По заявлению Президента Путина "независимый и беспристрастный суд - это правовая защищенность [sic] граждан. Это главное условие развития здоровой, конкурентоспособной экономики. Наконец, это уважение к самому государству и вера в действенность права и справедливости"*(5). Президент также заявлял о необходимости обеспечения "максимально полного осуществления принципа независимости судей", добавляя, что "это не какая-то почетная привилегия, а условие способности судебной системы выполнять свои конституционные функции в рамках системы разделения властей"*(6).

При В. Путине принят ряд новых мер, влияющих на положение судебной власти и работу судов. К числу наиболее существенных изменений относятся расширение применения института присяжных заседателей и системы мировых судов, принятие нового Гражданского, Арбитражного и Уголовно-процессуального кодексов (последний из которых предусматривает расширение полномочий судов), а также президентской программы "Развитие судебной системы России" на 2002-2006 годы. Прослеживалась общая тенденция в направлении обеспечения независимости судебной власти. Однако наряду с этим имели место некоторые изменения, которые ограничили права, предоставленные судам в 90-е годы.

По мнению некоторых участников бесед, необходимость этих изменений была обусловлена тем, что в начальный период реформ судебной власти были даны слишком широкие полномочия, а это привело к отсутствию гласности и создало возможности для коррупции. Но были и такие, кто считал, что различные группы влияния стремились в то время установить контроль над судебной властью, особенно в тех случаях, когда речь шла о крупных политических и экономических интересах. События, имевшие место в тот период и их последствия с точки зрения независимости судебной власти будут рассмотрены ниже.

События в Чечне, хотя они и выходят за рамки настоящего доклада, упоминаются с целью рассматривать законодательные мероприятия и события политической жизни этого периода в надлежащем контексте. Действия правительства в Чечне отразили изменение баланса между интересами защиты гражданских свобод и обеспечения государственной безопасности, которое имело место в ряде стран после сентября 2001 г.

После теракта чеченских сепаратистов в Беслане в сентябре 2004 г., приведшего к многочисленным жертвам, Президент Путин провел закон, позволяющий Кремлю влиять на выборы региональных губернаторов. Именно тогда были выдвинуты предложения относительно состава квалификационных коллегий, которые стали предметом миссии IBA. Представляется, что вопросы внутренней безопасности стали фактором, породившим стремление к усилению контроля над судебной властью:

 

Глава 4. Квалификационные коллегии судей.
предлагаемые изменения законодательства

 

Введение. Решение IBA направить миссию быстрого реагирования было связано с предложением об изменении состава квалификационных коллегий судей, которое было направлено в сентябре 2004 г. Квалификационные коллегии судей - это органы судебного самоуправления регионального (квалификационные коллегии судей) и национального (Высшая квалификационная коллегия судей) уровней, сформированные в 1989 г. Коллегии играют ключевую роль в назначении судей, их повышении в должности и отстранении от должности. При первоначальном учреждении коллегий в их состав входили только судьи*(7).

В тот период расширение полномочий и независимости судей соответствовало заявленной в резолюции Верховного Совета РСФСР о Концепции судебной реформы (от 24 октября 1991 г.) цели непрерывного процесса реформирования судебной системы:

"Считать осуществление судебной реформы необходимым условием функционирования РСФСР в качестве демократического государства и одного из приоритетов законодательной деятельности... должно было утвердить судебную власть в государственном механизме в качестве самостоятельной влиятельной силы, независимой в своей деятельности от властей законодательной и исполнительной".

Правовой статус коллегий был определен Федеральным конституционным законом 1996 г. "О судебной системе Российской Федерации". Участники Высшей квалификационной коллегии судей должны были избираться Съездом судей Российской Федерации, остальные квалификационные коллегии должны были формироваться судьями из состава судебных органов различных уровней*(8). Важно подчеркнуть, что введение коллегий означало утверждение принципа формирования органов регулирования деятельности судейского сообщества самими судьями.

В конце 2001 г. (отчасти в ответ на выражавшиеся опасения по поводу того, что в результате указанных реформ судьи получили слишком широкие полномочия самоуправления) в Закон были внесены поправки, в соответствии с которыми судьи стали представлять только две трети состава коллегий: 18 из 29 мест в Высшей квалификационной коллегии судей должны были занимать судьи, избираемые тайным голосованием каждые четыре года Съездом судей; остальные 11 членов должны были выбираться из представителей общественности, назначаемых Советом Федерации, но быть специалистами в области права. Кроме того, в состав каждой коллегии надлежало вводить представителя Президента, хотя на деле такие представители часто не назначались*(9) (причем в судебных системах ряда западноевропейских стран в состав аналогичных органов также входят представители исполнительной власти).

Предложения Миронова. Предложения об изменении состава коллегий были внесены спикером Совета Федерации Сергеем Мироновым, поэтому далее именуются в тексте настоящего документа предложениями Миронова. Их основное содержание сводится к сокращению числа представителей судейского сообщества в составе квалификационных коллегий до менее половины членов, значит, даже с учетом представителя Президента судьи уже не имели бы большинства в коллегиях. Международная ассоциация юристов (IBA) разделяет озабоченность других международных организаций защиты прав человека по поводу того, что эти предложения противоречат принципу Европейской хартии о статусе судей, согласно которому по крайней мере половину участников органов, имеющих подобные полномочия, должны составлять судьи, выбираемые судейским сообществом*(10). Предложения широко освещались средствами массовой информации России, при этом судейское сообщество, ассоциации адвокатов и организации защиты прав человека заявили о своем несогласии с предлагаемыми изменениями, ибо эти предложения противоречат "конституционному принципу независимости судебной власти, учитывая, что квалификационные коллегии судей также являются органами судейского сообщества, составляющими основу авторитета судебной системы" (постановление Президиума Совета судей РФ от 26 октября 2004 г. N 69).

Итак, Миронов предлагает сократить общее число членов Высшей квалификационной коллегии судей с 29 до 21 человека, 10 из которых будут судьями, назначаемыми Советом Федерации по представлению Президента, 10 - представителями общественности, назначаемыми Советом Федерации по представлению его спикера, и (как и в прежней системе) один член коллегии будет являться представителем Президента. Согласно предлагаемым поправкам к Федеральному закону 2002 г. "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации" региональные коллегии должны состоять в общей сложности из 17 членов, а их состав будет формироваться следующим образом: 8 человек - судьи, избираемые от судейского сообщества, 8 человек - представители общественности, назначаемые законодательным органом государственной власти, и 1 человек - представитель Президента.

Дополнительно предлагается сократить кворум для заседаний квалификационных коллегий (в том для Высшей квалификационной коллегии) с двух третей до простого большинства, и, следовательно, судья может быть лишен полномочий даже в случае отсутствия на заседании всех представителей судейского сообщества. Еще одно предложение заключается в том, чтобы директор Судебного департамента Верховного Суда (глава органа материально-технического обеспечения судов общей юрисдикции) назначался не Председателем этого Суда, а Президентом Российской Федерации*(11). А это выглядит попыткой подорвать более прогрессивное законодательство 90-х годов, в соответствии с которым вопросы административного управления судами были переданы из ведения Министерства юстиции в ведение самого судейского сообщества.

Важно верно представлять себе тот широкий контекст, на фоне которого Миронов внес свои предложения. Они были направлены вскоре после теракта в Беслане в сентябре 2004 г. и после того, как Президент в телевизионном обращении к гражданам прямо заявил о коррупции в судебной системе: "Мы... позволили коррупции поразить судебную и правоохранительную сферы". Тогда же В. Путин провел закон, предусматривающий, что кандидатуры региональных губернаторов будут, по существу, утверждаться Президентом и Кремлем.

Предложения Миронова встретили почти единодушное неприятие судейского сообщества (причем в некоторых кругах они были восприняты как составная часть более общей инициативы, нацеленной на централизацию власти и ограничение роли судебной власти), в связи с чем руководители трех высших судебных инстанций России направили свои возражения непосредственно Президенту.

Между тем те же предложения подавляющим большинством голосов были приняты 29 сентября 2004 г. Советом Федерации, и соответствующий законопроект был внесен в Государственную Думу. Делегация выяснила, что к моменту начала миссии (апрель 2005 г.) этот законопроект еще не рассматривался, хотя и был признан Думой "приоритетным". В рамках изучения вопроса делегация стремилась выяснить, почему эти предложения были внесены именно Советом Федерации, почему дальнейшая законодательная процедура замедлилась и, наконец, какова, по мнению респондентов, дальнейшая судьба предложенного законопроекта.

Относительно внесения предложений авторы законопроекта заявили, что "проблема ответственности судей перед обществом за выполнение своих обязанностей не решена...", нынешнее законодательство нечетко и изменения должны повысить качество кандидатов на судейские должности, "усилить общественный контроль" над судебной системой и ослабить ее зависимость от "корпоративных интересов"*(12).

Вместе с тем участники бесед высказывали и иные возможные мотивы направления предложений: к примеру, что население считает судебную систему коррумпированной, в связи с чем реформы должны были быть направлены на решение этой проблемы; что эти предложения были выдвинуты в качестве первого этапа процесса согласований, который должен привести к определенной реорганизации квалификационных коллегий; что их надо рассматривать как предупреждение судейскому сообществу - ему следует придерживаться официальной линии в политических делах; и, наконец, что это просто-напросто личная инициатива спикера. Как отметила делегация, большинство участников бесед считало бесперспективность утверждения этих предложений в их нынешней форме, причем некоторые выражали такое убеждение вполне определенно. И только один участник имел иное мнение, высказав неуверенность относительно дальнейшей судьбы предложений.

Полномочия коллегий. Назначение судей. Большинство судей назначается Президентом России на основании заключения коллегии, которой подведомствен соответствующий суд (ст. 5 Закона о статусе судей 1992 г.; ст. 13 гл. 2 Федерального конституционного закона о судебной системе 1996 г.). Согласно Закону 1992 г. перед представлением на должность судьи кандидат сдает квалификационный экзамен, а федеральные судьи проходят перед окончательным назначением на должность трехлетний испытательный срок (п. 3 ст. 11 и п. 1 ст. 4 соответственно). Возраст судьи должен составлять не менее 25 лет, и для назначения в суды низших инстанций он должен иметь опыт работы в системе правосудия не менее 5 лет (п. 2 ст. 11). Мировые судьи избираются на местах на пятилетний срок, который может продлеваться на следующие пять лет в соответствии с нормами, принятыми на областном (краевом) уровне. Минимальный возраст для назначения в Верховный или Высший Арбитражный суд - 30 лет, минимальный опыт работы - 10 лет. Президент полномочен отклонить кандидатуру, предложенную коллегией; в этом случае коллегия может, при желании, рассмотреть и представить кандидатуру повторно (п. 7 ст. 6 Закона 1992 г.).

Коллегии играют роль и при назначении председателя суда (судьи, выполняющего в суде административные обязанности, связанные, например, с поручением конкретных дел конкретным судьям и вынесением рекомендаций относительно их соответствия требованиям конкретных дел). Председатели судов назначаются Президентом в том же порядке, что и судьи. Очевидно, что это лица, которые пользуются большим влиянием.

Отстранение судей от должности. Нормы Конституции и законодательства предусматривают, что наложение на судей дисциплинарной ответственности или их отстранение от должности является внутренним делом судейского сообщества. Так, согласно ст. 15 гл. 2 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" "полномочия судьи могут быть приостановлены или прекращены только по решению квалификационной коллегии судей". Основания для отстранения судьи от должности перечислены в Законе о статусе судей 1992 г. и включают состояние здоровья, деятельность, несовместимую с исполнением судейской должности, действия, порочащие честь и достоинство судьи (ст. 14). Решения Высшей квалификационной коллегии судей об отстранении от должности могут быть обжалованы в Верховном Суде, а решения квалификационных коллегий судей субъектов Российской Федерации можно обжаловать в "соответствующих верховных судах республик, краевых и областных судах, в федеральных городских судах, в судах автономных областей и автономных округов" (п. 2 ст. 26 Федерального закона об органах судейского сообщества 2002 г.). Немалую отстранении от должности играют председатели судов, которые полномочны ставить вопрос об отстранении конкретного судьи от должности на рассмотрение соответствующих квалификационных коллегий.

Работа квалификационных коллегий на практике. Учреждение органов судейского самоуправления, решающих вопросы назначения судей, их повышения в должности и отстранения от должности, является большой заслугой российского Правительства. Многие авторы считают, что в целом квалификационные коллегии справедливо решают вопросы назначения судей и их повышения в должности, хотя их объективность при отстранении судей от должности вызывает большие сомнения*(13).

Между тем делегация получила из ряда источников информацию, что описанный выше порядок не всегда соблюдается на практике, в частности один судья представил документальные доказательства в поддержку своего заявления о его отстранении от должности не по тем основаниям, которые приведены в законе. В то же время делегации сообщали о случаях, когда квалификационные коллегии препятствовали несправедливому отстранению судей от должностей в ситуациях, характеризующихся нажимом со стороны исполнительной власти или иных инстанций. Но были и такие, кто высказывал определенные опасения по поводу того, что квалификационные коллегии могут быть склонны защищать судей в тех случаях, когда отстранение от должности является оправданным.

Итак, налицо явно противоположные мнения относительно того, как именно квалификационные коллегии работают в действительности. Заместитель Председателя Высшего Арбитражного Суда сообщил делегации, что за последние пять с лишним лет были отстранены от должностей 10 судей арбитражных судов, и связано это было в ряде случаев с коррупцией или конфликтом интересов. По информации Верховного Суда в 2002 г. квалификационные коллегии отстранили от должностей 68 судей и подвергли дисциплинарным взысканиям 220 судей.

Отстранение от должности судьи Александра Меликова. В ходе миссии делегация встречалась с судьей Александром Меликовым, который был отстранен от должности квалификационной коллегией в декабре 2004 г. По его утверждению, он был отстранен от должности за нежелание следовать директивам председателя Московского городского суда, которая требовала вынесения более строгих приговоров и отказа освобождать некоторых обвиняемых из-под стражи до суда. Помимо этого, ему инкриминировалось оправдание слишком многих обвиняемых и слишком частое использование мировых согласительных процедур. У делегации сложилось впечатление о правдоподобности заявлений судьи Меликова, поэтому она детально изучила документы его дела (см. прилож. I), в том числе экспертное заключение Московской государственной академии права, которая, изучив правовые основания решений судьи, признала их (с одним незначительным исключением) соответствующими закону. Меликов утверждал, что по российскому законодательству необоснованные судебные решения сами по себе не могут служить основанием для отстранения от должности, и это подтверждается экспертным заключением: согласно ст. 16 Закона о статусе судей 1992 г. "судья не должен нести какую-либо ответственность за выражение его мнения в ходе формирования судебного решения или за вынесенное им решение, кроме тех случаев, когда судом установлено, что судья повинен в преступном превышении своих полномочий".

Делегация считает, что отстранение судьи от должности исключительно на основании правовых ошибок, предположительно допущенных при вынесении им судебных решений, означало бы подрыв принципа неприкосновенности, предусмотренного ст. 16 Закона о статусе судей. Во всяком случае, из экспертного заключения следует, что судья Меликов не допускал неправильного применения закона.

Другие случаи отстранения судей от должности. Краткое изложение дел двух других судей, утверждающих, что они были отстранены от должностей за отказ выносить решения, предписываемые сверху (причем позже один из них был в конце концов восстановлен в должности), приводится в приложении I. Эти случаи были обстоятельно документированы правозащитными группами, посчитавшими, что заявления указанных судей соответствовали действительности.

Участники бесед выразили озабоченность уровнем контроля со стороны председателей судов над конкретными судьями, особенно в ситуации отстранения от должности. Делегация отмечает, что ситуация, при которой председатель суда, направляющий в квалификационную коллегию представление об отстранении от должности, возглавляет заседания суда, на котором может слушаться любая апелляция отстраняемого судьи против решения коллегии о его (или ее) отстранении от должности (см. дело судьи Кудешкиной в приложении I), представляется конфликтом интересов.

Реформирование коллегий. Делегация констатировала, что ряд профессиональных работников правосудия назвал судейское сообщество "закрытой структурой", над которой не обеспечивается достаточно действенный внешний контроль. Но при этом отметила, что такое мнение отчасти может быть связано со спецификой восприятия, а не с реальной проблемой, а потому критика в адрес судейского корпуса может быть преувеличенной. В докладе Федеральной палаты адвокатов, подготовленном для миссии IBA, содержится особое упоминание этой проблемы:

"К сожалению, отношение российского общества к судебной системе остается довольно безразличным и скептическим, если не откровенно негативным. Средства массовой информации активно публикуют различные материалы по вопросам коррупции... и неэффективности работы судов. Обществу навязывается идея, что при решении вопросов очищения судебной системы от лиц, недостойных этой высокой должности, судейское сообщество выступает в виде закрытой корпоративной структуры"*(14).

Данный вопрос должен рассматриваться в свете демократических реформ 90-х годов, когда суды получили новую роль независимого арбитра, стоящего между гражданами и государством. Некоторые авторы*(15) утверждают, что в период "дикой демократии" судебные власти проявляли тенденцию к коррупции в такой же степени, как и другие государственные ведомства. Но проблема коррупции судебной власти не входила в мандат миссии IBA.

Делегация не получила каких-либо прямых доказательств коррупции, а статистика свидетельствует, что хотя коррупция и имеет место, но она отнюдь не приобрела массовые масштабы*(16). Вместе с тем ею были получены определенные устные свидетельства о взяточничестве судей, благодаря которым у делегации сложилось впечатление, что многие элементы общества и правительственных структур все еще считают коррупцию судебной власти широко распространенным явлением. Это обстоятельство и предпринимаемые в стране шаги в направлении перехода от "дикой" к "контролируемой" демократии создали атмосферу, в которой идея такого реформирования системы работы коллегий, которое, не будучи регулированием судебной власти на законных основаниях, будет фактически означать покушение на ее независимость, воспринимается общественностью достаточно позитивно.

Делегация обсудила с участниками бесед такой вопрос общего характера, как реформирование состава или функций коллегий. Было высказано мнение, что некоторые изменения в составе коллегий могли бы быть полезными с точки зрения повышения гласности их работы и соответственно повышения доверия со стороны общества, хотя все участники бесед были единодушны в одном: в целом за судейским сообществом должно сохраняться большинство. В связи с этим предлагалось, избирать представителей общественности в коллегии не просто из числа лиц, имеющих юридическое образование, а из состава таких групп, как общественные организации, Комиссия по правам человека, аппарат Уполномоченного по правам человека, из числа представителей средств массовой информации или из адвокатов. Кроме того, высказывалось мнение, что определенная формализация заседаний коллегий и публикация их решений могли бы повысить гласность и объективность их работы.

 

Глава 5. Реформы, влияющие на независимость судебной власти

 

Введение. Как уже упоминалось (см. гл. 2), с начала 90-х годов был предпринят ряд реформ, оказавших влияние на работу российских судов. В Концепции судебной реформы 1991 г. подчеркивалась необходимость внедрения фундаментального принципа состязательности, когда уголовное судопроизводство основано на равенстве обвинения и защиты, а судья выступает в роли нейтрального арбитра. Наряду с другими предложениями в Концепции были высказаны идеи судебного надзора за досудебным следствием, суда присяжных и института мировых судей. По Закону о статусе судей 1992 г. судьи получили право надзора за решениями следственных органов в отношении досудебного задержания.

Настоящий доклад не ставит задачу дать исчерпывающий анализ реформ законодательства, влияющих на положение судебной власти в России с того времени. Вместе с тем в контексте рассмотрения текущего положения с точки зрения независимости судебной власти в России необходимо проанализировать последствия таких реформ для ее независимости. Рассматриваемые ниже реформы выделены в ряд общих категорий, но тесно связаны друг с другом.

Полномочия и статус судей. Конституция 1993 г. ввела порядок, при котором задержание до суда может быть санкционировано только судьями. С 1993 по 2002 г. задержанные могли обжаловать в суде законность решений органов прокуратуры о применении досудебного задержания в качестве меры пресечения. Новый Уголовно-процессуальный кодекс 2001 г. пошел еще дальше, устанавливая, что лица, содержащиеся под арестом, должны предстать перед судом в течение 48 часов. Кодекс предусматривал санкционирование судом ордеров на арест, обыск и конфискацию. Кроме того, был отменен такой пережиток советских времен, как "направление дела на доследование", которое позволяло судьям давать следствию второй шанс добиться осуждения обвиняемого и не допустить его оправдания*(17).

Конституция 1993 г. установила в ст. 10 принцип разделения властей: "Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны". Она содержит гарантии, предусмотренные специально для судебной власти, так согласно ст. 120 "судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону". Реформы начала 90-х годов коснулись и сроков полномочий судей: судьям были гарантированы назначение на пожизненный срок - при условии прохождения трехлетнего испытательного срока для судей федеральных судов (п. 3 ст. 11 Закона о статусе судей) и несменяемость (ст. 11 указанного Закона; ст. 121 Конституции РФ). Верхний возрастной лимит первоначально не предусматривался вообще, хотя судьи Конституционного Суда не могли исполнять свои полномочия более 15 лет. В конце 2001 г. для всех судей был установлен возраст выхода на пенсию в 65 лет, за исключением судей Конституционного Суда, для которых он составил 70 лет. Позднее Президент предложил повысить возраст выхода на пенсию для всех судей до 70 лет. Закон 1992 г. предусматривал дополнительные меры защиты судей, включая право на ношение оружия (п. 2 ст. 9). Судьи получили дополнительную правовую защиту, включая общую неподсудность по делам об административных преступлениях и иммунитет от уголовного преследования (ст. 16 указанного Закона; ст. 122 Конституции РФ). Неприкосновенность второго рода могла быть отменена по запросу Генерального прокурора, но с тем существенным условием, что он должен был получить поддержку квалификационной коллегии.

Реформы 2001 г. отразили настроения того времени, характеризовавшиеся стремлением ограничить некоторые из тех широких полномочий, которые были предоставлены судебной власти в 90-е годы. К примеру, был частично пересмотрен порядок отмены юридического иммунитета от уголовного преследования: теперь представление об отмене неприкосновенности могло быть подано комиссией в составе трех судей. После определенных споров было решено, что квалификационные коллегии в принципе сохранят за собой определенную роль при решении вопросов лишения судей неприкосновенности, но на практике их функция сводится скорее к формальному одобрению решения судейской комиссии.

Административное управление работой судов. Оплата труда судей. Одно из значимых новшеств, введенных в 1996 г., было связано с передачей контроля над финансированием и организацией судов из Министерства юстиции в Судебный департамент Верховного Суда (ст. 2 разд. 38 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации"). Руководитель департамента назначается на должность и может быть смещен с должности Председателем Верховного Суда с согласия руководителя Совета судей. Эту меру следует рассматривать как позитивный шаг в направлении дистанцирования судебной системы от исполнительной власти, расширения ее самоуправления и соответствующего ограничения возможностей внешнего вмешательства в работу судов. С этим вопросом тесно связан вопрос о финансировании деятельности судов.

На теоретическом уровне был принят ряд мер, которые в определенной степени повышали стабильность финансирования деятельности судов. И Конституция, и Закон о судебной системе 1996 г. предусматривали, что финансирование деятельности федеральных судов должно осуществляться из федерального бюджета, и эта норма ограничивала возможность злоупотреблений со стороны правительственных органов на региональном уровне. Кроме того, Закон определял непосредственное участие судебной власти в бюджетном процессе: были предусмотрены консультации с председателями Конституционного, Верховного и Высшего Арбитражного судов в ходе подготовки проектов федерального бюджета в части расходов на нужды судебной системы.

Однако, несмотря на законодательные гарантии, устойчивость финансирования судебной системы оказалась подверженной различным внешним обстоятельствам, таким как общеэкономическая ситуация. В 1995-96 гг. Правительство не выполнило свои обязательства по бюджетному финансированию и не выделило значительную долю сумм на нужды судебной системы. Именно поэтому некоторые суды столкнулись в середине 90-х годов с серьезными материальными затруднениями, а в ряде случаев вынуждены были просить минимальной материальной поддержки у местных властей. Более того, в 1998 г. Минфин России попыталось сократить бюджетные ассигнования на нужды судебной системы на 26% (письмо N 02-02-14, апрель 1998 г.). Председатели Верховного и Высшего Арбитражного судов направили жалобу в Конституционный Суд, который в 1998 г. подтвердил неконституционность предлагаемых сокращений бюджетных ассигнований, указав в связи с этим что принципы независимости судебной власти и разделения властей требуют выделения ранее предусмотренных средств на нужды судов. В результате в 1999 г. был принят Федеральный закон "О финансировании судов Российской Федерации", предусмотревший финансирование судов только из федерального бюджета, все платежи по которому должны быть совершены до 10-го числа месяца. И тем не менее, несмотря на эти защитные меры, Правительство в 2004 г. попыталось оспорить постановление, в соответствии с которым сокращение бюджетных ассигнований может осуществляться только с согласия судейского сообщества, и такое сокращение в бюджете на 2005 год было предотвращено лишь вмешательством Президента и других высокопоставленных должностных лиц (эту информацию делегация получила из аппарата Федерального уполномоченного по правам человека).

Администрация Президента В. Путина приняла на себя обязательства по значительному повышению затрат на нужды судов, утвердив соответствующий пятилетний план и президентскую программу "Развитие судебной системы России" на 2002-2006 годы. Бюджетные ассигнования на нужды судебной системы в 2000 г. составили 8,1 млрд руб., на 2001 г. - 11,9 млрд, а общие затраты по пятилетней программе запланированы на уровне 45 млрд руб. (более 1,5 млрд долларов США). Это повышение финансирования призвано решить целый ряд проблем - от дальнейшего распространения института мировых судей до повышения оплаты труда судей, увеличения штатов судов (включая введение должностей секретарей суда в помощь судьям), совершенствования материальной базы судов и их компьютеризации. В 2004 г. принят Кодекс судейской этики.

Оплата труда судей повышалась несколько раз, и Президент специально остановился на этом вопросе в выступлении на последнем Всероссийском съезде судей. И все-таки их оплата труда остается по-прежнему низкой в сравнении с оплатой труда юристов, имеющих частную практику. На съезде отмечалось, что среднемесячное жалованье судей различных уровней составляло на то время от 430 до 1100 долл. США в месяц*(18).

В целом у делегации сложилось впечатление, что ставки оплаты труда и социальных выплат, методы их определения в конкретных случаях отрицательно сказываются на психологическом настрое судейского корпуса и препятствуют возможности привлечения в него подходящих кандидатов (делегации сообщили о наличии примерно 6 тыс. вакантных судейских должностей).

Председатели судов. Все председатели судов назначаются Президентом по представлению соответствующих квалификационных коллегий (в зависимости от уровня в иерархии судебной системы), самим Верховным Судом (в случае судов общей юрисдикции) и двумя департаментами Администрации Президента. С 1996 по 2001 г. в этом процессе участвовали и региональные законодательные палаты, а с 2002 г. соответствующие кандидатуры утверждаются представителями Президента по федеральным округам. Если ранее они занимали эту должность без ограничения срока, то реформы судебной системы 2001 г. ограничили срок их полномочий шестью годами, с продлением на следующие шесть лет.

Председатели судов пользуются значительной властью в отношении судей, приписанных к соответствующему суду, особенно в вопросах назначения на должность, повышения в должности и отстранения от должности. Именно председатель суда составляет на судей характеристики и рекомендует их либо для назначения на должность по истечении трехлетнего испытательного срока, либо для повышения в должности. Делегации сообщалось о случаях, когда судьи, проходящие испытательный срок и претендующие на официальное введение в должность, шантажировались председателем суда, угрожавшим им отказом в рекомендации для введения их в должность. И хотя участники делегации не получили прямых доказательств такой практики, но, представляется, что система, позволяющая председателям судов запугивать независимо мыслящих судей или избавляться от них, на деле противоречит общепризнанным международным нормам, которым должна следовать судебная система.

Далее, именно председатель суда является тем лицом, которое направляет в квалификационную коллегию первоначальное представление об отстранении судьи от должности. Председатели судов могут пользоваться влиянием в вопросах, связанных с получением судьями различных льгот неденежного характера (например, жилья). Теоретически судья имеет право на получение квартиры в течение шести месяцев с момента назначения в должность, но делегации сообщалось о случаях не соблюдения этого правила, причем задержки могут быть весьма значительными, особенно если председатель суда не вмешивается в решение данного вопроса на местном уровне.

Наконец, председатели судов контролируют распределение дел между судьями конкретного суда. Делегация получила устные свидетельства о том, что иногда имеет место злоупотребление этими полномочиями: когда конкретные дела поручались судьям, от которых можно было скорее ожидать "желаемого" приговора или когда дело отбирали у судьи, который отказывался уступать нажиму.

По мнению делегации, судя по всему, нет никакой системы, которая обеспечивала бы распределение дел между судьями по каким-то объективным критериям. Федеральная палата адвокатов сообщила, что судья, не следующий указаниям председателя соответствующего суда, будет подвергаться притеснениям. Эти утверждения основаны на ряде конкретных случаев, документированных правозащитными организациями (см. приложение I). В целом участники бесед отмечали чрезмерную сосредоточенность власти в руках председателей судов (более конкретные утверждения касались злоупотреблений властью, допускаемых председателем Московского городского суда). Этим объясняется широко распространенное убеждение о целесообразности ограничить права председателей судов. Того же мнения придерживался и старший окружной судья Уоркман, который, рассматривая в Суде магистрата Лондона ходатайство российского Правительства об экстрадиции в Россию двух бывших членов руководства компании "Юкос", отказал в его удовлетворении, заявив при этом: "Мне был представлен достаточно большой объем доказательств, подтверждающих сомнения в независимости судебной власти, особенно в Москве... [ч]то касается данного дела, я вполне убежден в том, что оно имеет политическую подоплеку и что имеется большой риск того, что судьи Московского городского суда могут поддаться политическому давлению в такой форме, которая может поставить под вопрос их независимость"*(19).

Наши собеседники, помимо того, придерживались мнения, что следовало бы изменить порядок назначения председателей судов. Одно из предложений состояло в том, чтобы председателями конкретного суда автоматически назначались наиболее старшие по званию судьи соответствующего суда. По другому предложению председатель должен избираться на ограниченный срок судьями соответствующего суда.

Институт мировых судей. Институт мировых судей, существовавший ранее только в дореволюционной России, был формально восстановлен Федеральным конституционным законом "О судебной системе Российской Федерации" 1996 г. Роль и полномочия мировых судей были дополнительно определены Федеральным законом 1998 г. "О мировых судьях в Российской Федерации". Мировой судья должен быть не моложе 25 лет, иметь стаж юридической работы не менее 5 лет и высшее юридическое образование. Они сдают квалификационные экзамены и выбираются на 5-летний срок, с возможным продлением полномочий на следующие 5 лет.

Первоначально институт мировых судей был введен в экспериментальном порядке в пяти регионах. Сейчас он действует во всех регионах страны, за исключением Чечни. Мировые суды рассматривают значительное число дел, которые ранее слушались обычными судами: только в течение 2000 г. они рассмотрели 4878 уголовных дел и 91 762 гражданских. Мировые судьи правомочны рассматривать дела о гражданских, административных и уголовных правонарушениях небольшой тяжести. Уголовно-процессуальный кодекс 2001 г. распространил их юрисдикцию на уголовные дела с максимальными наказаниями в виде тюремного заключения сроком не более трех лет. Однако в целом судебная система продолжает страдать от длительных задержек в рассмотрении дел, которые отчасти связаны с нехваткой судей. По данным Председателя Верховного Суда России, в стране насчитывается 5 тыс. судейских вакансий*(20). Институт мировых судей способствовал сокращению нагрузки на суды и тем самым повышению эффективности их работы. Согласно докладу Госдепартамента США за 2003 г. в целом по России в 2002 г. насчитывалось 5576 мировых судей, которые рассматривали в ряде регионов до 65% гражданских и до 25% уголовных дел.

Суд присяжных. Суд присяжных был введен в 1993 г. как эксперимент в 9 из 89 регионов. После принятия Кодекса 2001 г. и упоминавшейся ранее президентской Программы, в которой были предусмотрены необходимые финансовые ресурсы, возможность ведения суда с участием присяжных заседателей была распространена на все регионы России, за исключением Чечни. Поскольку ведение суда с участием присяжных не предусмотрено в районных и мировых судах, то процессы, проводимые с участием присяжных, составляют относительно небольшую долю от общего числа рассматриваемых дел - примерно 1%. Таким образом, хотя введение этого института стало положительным началом, способствовавшим более справедливому рассмотрению дел, но в целом его роль пока остается скорее символической.

Тем не менее в тех случаях, когда присяжные заседатели все же привлекаются, вероятность оправдания подсудимых возрастает. Так, в 2002 г. процент оправдательных приговоров в судах присяжных составлял 15%, в судах общей юрисдикции - 0,8%*(21). Однако треть оправдательных приговоров на следующий год была аннулирована по апелляциям Верховным Судом и направлена на повторное производство. Следует отметить, что процент оправдательных приговоров в российских судах, который в советские времена был крайне низким, оставался таковым и с начала 90-х годов; к примеру в целом по стране процент обвинительных приговоров по уголовным делам остается крайне высоким, составляя 99%, а некоторые суды практически вообще не выносили оправдательных приговоров*(22). Все это говорит о том, что, несмотря на недавние реформы, в мышлении судебного корпуса до определенной степени сохраняется обвинительный, а не состязательный уклон.

Значение суда присяжных связывают в России с обеспечением через него участия граждан в правовом процессе. Меры, направленные на ограничение применимости суда присяжных, обсуждались в феврале 2004 г., после ряда громких дел, связанных (по заявлению властей) с нарушением интересов национальной безопасности, по которым были вынесены оправдательные приговоры. Валентин Данилов был признан судом присяжных невиновным в осуществлении шпионской деятельности в пользу Китая. Этот вердикт, однако, был аннулирован по апелляции в декабре 2003 г., и в ноябре следующего года Данилов был приговорен к 14 годам лишения свободы в колонии строгого режима (см. приложениеI). Профессор Соломон приводит документы, свидетельствующие о попытках службы безопасности (ФСБ) добиться прекращения практики применения суда присяжных в делах о преступлениях против государства, оказывать воздействие на выбор присяжных заседателей и даже на поручение ведения конкретных дел конкретным судьям.

Сопротивление реформам. Свидетельством стремления развивать и совершенствовать систему правосудия, включая ее кадровый состав, стало учреждение 11 мая 1998 г. Указом Президента РФ Академии правосудия, имеющей сегодня 10 филиалов в российских регионах. Академия занимается подготовкой юридических кадров, фундаментальными и прикладными исследованиями по вопросам организации и деятельности судов. Вместе с тем, несмотря на продолжающиеся реформы, можно наблюдать сопротивление принципу независимости судебной власти, способной использовать свои полномочия в форме, которая по исторически сложившимся понятиям могла бы считаться противоречащей интересам государства. Одно из изменений, предложенных в 2001 г., предусматривало замену пожизненных полномочий судей, которые служат гарантией их независимости, невозобновляемым 15-летним сроком действия полномочий; к счастью, этот проект не нашел поддержки. Такая практика была бы аномалией по сравнению с правовыми системами европейских стран.

Большое беспокойство вызвало принятие комитетом Думы в конце 2002 г. предложения, направленного на отмену обязательной силы постановлений Конституционного Суда для других ветвей власти*(23). Если бы эти предложения в результате ожесточенного противодействия не были сняты, их принятие привело бы к значительному ослаблению авторитета судебной власти в области защиты Конституции и обеспечения подотчетности правительственных органов. Эти меры, особенно в свете проблемы политического и экономического давления на суды, которое проявилось в связи с небольшой группой крупных и политически "щекотливых" дел, стали как для судебной системы, так и для общества в целом тревожным сигналом относительно направления развития судебной системы и независимости судов.

Делегация получила устную информацию, что органы прокуратуры, судя по всему, имеют право обжаловать оправдательные приговоры практически до бесконечности, пока им не удается добиться осуждения обвиняемого. Такая практика уже сама по себе - нарушение прав обвиняемых, к тому же это ставит под вопрос независимость судей и судов.

 

Глава 6. Выводы и рекомендации

 

Независимая и компетентная судебная власть - принципиально важный элемент системы разделения властей и обеспечения прав человека. Особую значимость этот постулат приобретает в условиях России - страны, население которой в прошлом не питало никакого доверия к способности судов разрешать споры независимо от правительства. Вместе с тем независимость судебной власти не предполагает отсутствия подотчетности. В основе законодательных инициатив, рассматриваемых в настоящем докладе, лежит позитивное стремление упрочить и реорганизовать судебную систему, обеспечить условия как для ее подотчетности, так и для ее неприкосновенности, при одновременном повышении финансовой самостоятельности судов. Но возникает вопрос о соответствии уровня законодательства уровню тех механизмов, которые применяются в процессе его исполнения, а также о возможном торможении процесса ухода от прежних традиций и формирования независимой судебной системы. Этот вопрос становится особенно актуальным в условиях, когда регулярно слышны заявления о коррупции, политическом давлении и манипулировании процедурами назначения судей и их отстранения от должностей.

Комитет по правовым вопросам и правам человека Парламентской ассамблеи Совета Европы (делегация которого посетила Россию для выяснения обстоятельств, связанных с арестом и судебным преследованием руководства компании "Юкос"), отметила в проекте резолюции от ноября 2004 г. символическое значение подобных процессов как для населения, так и для судебной власти:

"Ассамблея отмечает роль независимости судебной системы вообще и независимого статуса судей в частности и выражает сожаление по поводу того, что преобразования в системе правосудия, осуществленные в Российской Федерации в декабре 2001 г. и марте 2002 г., не обеспечили более надежной защиты судей от противоправного давления со стороны исполнительной власти"*(24).

Во избежание возврата России к временам, когда судебная система служила инструментом исполнительной власти, и ситуации, при которой терроризм служит предлогом для установления контроля над судами, необходимо обеспечить большую гласность применяемых процедур. Более того, надлежит обеспечить именно сочетание независимости судебной власти и гласности применяемых процедур, с тем чтобы независимость не могла стать прикрытием коррупции судебных инстанций или коррупции со стороны судебных инстанций.

Делегация имела возможность сделать следующие выводы и предложить соответствующие рекомендации.

Приверженность целям судебной реформы. Правительства, сменявшие друг друга с начала 90-х годов, заявляли о своей приверженности принципам судебной реформы, как формально, так и в форме принятия законодательных норм, предусматривающих меры, направленные на укрепление независимости судебной власти.

С начала 90-х годов в России осуществлялась программа реформирования законодательства, целью которой провозглашалось усиление независимости и расширение полномочий судебной власти, ее отделение от исполнительной и законодательной ветвей власти.

Нынешнее правительство приняло позитивные меры в направлении создания формальных структур и принятия законодательных мер, призванных повысить независимость судебной власти на этом сложном переходном этапе.

Достижения. Формированию более независимой и гласной системы правосудия в России способствовали следующие важные преобразования:

- введение института мировых судей;

- принятие нового Уголовно-процессуального кодекса, основанного на принципах состязательности, презумпции невиновности и повышения роли судебного надзора в вопросах задержания и досудебного следствия;

- введение суда присяжных.

Формированию независимой судебной власти способствовали следующие административные преобразования:

повышение оплаты труда судей;

передача вопросов административного управления судами из ведения Министерства юстиции в ведение Судебного департамента Верховного суда;

дополнительные меры защиты судей;

судебный надзор за процессом формирования бюджетов судов.

Квалификационные коллегии судей внесли большой вклад в обеспечение самоуправления судебной системы и формирование в России независимой судебной системы.

Нынешний состав и задачи квалификационных коллегий соответствуют положениям Европейской хартии о статусе судей и других демократических норм.

Поскольку в некоторых слоях общества существует представление о том, что судебная система представляет собой закрытую структуру, которой в определенной степени недостает гласности при решении ее внутренних вопросов, изменения в составе и функциях квалификационных коллегий сами по себе не могут считаться нежелательными, если такие изменения способствуют повышению гласности в работе судов.

Вместе с тем изменения в составе квалификационных коллегий, предусмотренные в предложениях Миронова и сокращающие долю судей менее чем до 50%, противоречили бы Европейской хартии и создавали бы, в случае их принятия, угрозу независимости судебной власти.

Председатели судов. Лица, с которыми делегация имела беседы, и проанализированные ею материалы подтверждают широко распространенное представление о том, что председатели судов допускают злоупотребление своими полномочиями в таких вопросах, как отстранение судей от должности, прекращение полномочий судей, проходящих испытательный срок, оказание содействия в получении жилья и других неденежных льгот, а также распределение дел между судьями.

Делегация выражает особую озабоченность количеством случаев отстранения судей от должности, связанных, как представляется, с неправомерным нажимом со стороны председателей судов или иных сторон.

Коррупция и политическое вмешательство. Представляется, что в обществе широко распространено убеждение в коррупции судебной системы и политическом вмешательстве в процесс судопроизводства, отчасти коренящееся в отношении к судебной власти, исторически сложившемся в советские времена, но отчасти связанное и с рядом дел, получивших широкую огласку в недавний период.

Делегация не имела времени и возможностей для расследования конкретных случаев коррупции судебных инстанций или политического нажима и имела возможность выяснить для себя эти вопросы лишь в ограниченных масштабах. Но вполне очевидно, что ряд крупных процессов породил уверенность широких групп населения в подверженности судебной власти политическому и (или) экономическому воздействию. К сожалению, эти процессы подорвали доверие общественности к судейскому корпусу, а также убежденность самого судейского корпуса в способности противостоять нажиму, особенно в тех случаях, когда речь идет о политически острых процессах.

Необычно высокий процент обвинительных приговоров в некоторых российских судах, наряду с устными свидетельствами о нажиме на судей, от которых требуют сокращения количества оправдательных приговоров и вынесения более суровых приговоров, приводится многими авторитетными наблюдателями в качестве признака сохранения бытовавших в дореформенный период представлений о роли судьи как защитника интересов государства, а не как независимого арбитра, стоящего между гражданином и государством.

Хотя правительство заявляет о своей приверженности целям судебной реформы, делегация рекомендует принять ряд мер, обеспечивающих практическое осуществление заявляемой приверженности целям судебной реформы и создающих условия для формирования подлинно независимой судебной власти.

 

Квалификационные коллегии

1. Следует отвергнуть предложения Миронова и не допустить такого изменения состава квалификационных коллегий судей, в результате которого в коллегиях не будет соблюдаться судейское большинство. Чтобы развеять любые сомнения по данному поводу и заверить судейский корпус в своей неизменной приверженности принципам независимости судебной власти, правительству следует публично заявить о своей верности принципу сохранения в составе коллегий судейского большинства.

2. Чтобы обеспечить гласность в работе квалификационных коллегий судей, следует рассмотреть вопрос о диверсификации представительства в коллегиях лиц, не являющихся судьями, с включением в их состав, например, представителей частных адвокатских коллегий, общественных организаций, Комиссии по правам человека и аппарата Уполномоченного по правам человека. При этом доля судей в коллегиях ни в коем случае не должна быть ниже двух третей.

3. Следует рассмотреть вопрос о целесообразности принятия более упорядоченных и формальных процедур слушания вопросов на коллегиях, а также публикации их решений.

 

Председатели судов

4. Ввиду широко распространенной озабоченности по поводу превышения председателями судов своих полномочий следует повысить гласность системы их утверждения. Целесообразно рассмотреть вопрос о расширении роли судейского сообщества в данном процессе и принятии более объективных критериев назначения на эту должность, например критерия старшинства в судейском звании. Кроме того, можно было бы рассмотреть вопрос о назначении председателей на фиксированные сроки от 4 до 7 лет.

5. Решения и влияние председателей судов в вопросах вынесения дисциплинарных взысканий судьям соответствующих судов и их отстранения от должности должны быть предметом систематического беспристрастного надзора. В настоящее время апелляции на решения квалификационных коллегий рассматриваются судами под председательством того же лица, которое инициировало дисциплинарное взыскание. Такая практика недопустима.

Окончательные решения по вопросам дисциплинарной ответственности судей или их отстранения от должности также должны быть предметом независимого и объективного надзора.

6. Ведение дел в конкретных судах должно поручаться их председателями тем или иным судьям в соответствии с объективными критериями. Следует рассмотреть вопрос о выработке таких критериев в свете норм независимости судебной власти, которые являются обязательными для России. Дела должны изыматься из производства конкретных судей только в строго установленном порядке и по основаниям, установленным законом (конфликт интересов, состояние здоровья и т.д.).

 

Укрепление независимости судебной власти

7. Следует предпринять незамедлительные шаги, исключающие оказание на судебные власти противоправного давления в связи с процессами экономического или политического характера, получающими широкий общественный резонанс.

Поскольку такие дела широко освещаются средствами массовой информации и играют важную роль с точки зрения формирования отношения общественности к судебным органам, следует также стремиться к их беспристрастному и гласному рассмотрению.

8. Следует сформировать комиссию из независимых судебных и иных юридических экспертов для рассмотрения конкретных случаев отстранения судей от должности. В частности, подвергнуть независимой проверке практику работы Московского городского суда в связи с обвинениями со стороны бывших судей в адрес председателя суда. Комиссия также должна рассмотреть достаточно документированные политические/экономические процессы, в отношении которых имеются убедительные доказательства наличия противоправного давления и коррупции.

9. Правительству следует рассмотреть вопрос о проведении среди населения разъяснительной кампании, призванной обеспечить более глубокое понимание роли судебной системы в демократическом государстве, включая распространение информации относительно принятых изменений в законодательстве, влияющих на объем полномочий судебной власти.

10. Следует рассмотреть вопрос о распространении на другие суды системы электронной публикации решений, внедренной в практику арбитражных судов.

 

Финансовая поддержка судейского сообщества/судов

11. Отмечая прогресс, достигнутый исполнительной властью в области повышения оплаты труда судей и объемов финансирования судебной системы, а также заявленное намерение осуществить дальнейшие повышения, делегация рекомендует в срочном порядке предпринять шаги в этом направлении.

Правительство должно обеспечить уровень оплаты труда и условия работы судей во всех судах, обеспечивающие назначение на судейские должности достаточно подготовленных и опытных профессионалов права и ограничение их подверженности коррупции.

 

Назначение и обучение

12. Ввиду того что судебная система России переживает переходный период и испытывает объективные трудности, связанные с толкованием и применением нового законодательства и процессуальных норм, следует активно поддерживать формы работы, обеспечивающие назначение на судебные должности большего числа наиболее подготовленных юристов. Возможно, что в связи с этим следовало бы пересмотреть минимальные нормы в плане образования и стажа практической работы, которые должны соблюдаться при таком назначении.

Следует рассмотреть целесообразность более активного применения таких непрямых форм пополнения судейского корпуса, как выдвижение на судейские должности помощников судей.

13. Следует считать весьма позитивным шагом решение об учреждении Академии правосудия. Полезно ввести в обязательную практику более систематическое и формализованное обучение всех вновь назначенных судей. Кроме того, следует учредить систему непрерывного юридического образования всех судей, включая изучение ими соответствующих разделов международного права.

14. Решение о введении судьи в должность на неограниченный срок по истечении трехлетнего испытательного срока должно приниматься независимой инстанцией, с применением справедливой и гласной процедуры подтверждения полномочий на основе формальной аттестации. Решение об отказе в назначении должно быть открытым для обжалования и независимой проверки.

 

Приложение I. Отдельные дела

 

За исключением дела судьи Меликова, делегация Международной ассоциации юристов не исследовала документированные ниже отдельные случаи лично. Однако в ходе выполнения миссии ей была предоставлена информация, касающаяся некоторых из этих дел, подробно документированных уважаемыми международными правозащитными организациями.

 

Судьи, освобожденные от обязанностей квалификационной коллегией (в соответствии с рекомендацией председателей суда)

Судья Сергей Пашин. 11 октября 2000 г. девятью голосами против четырех судья С.A. Пашин был освобожден от обязанностей Московской квалификационной комиссией судей якобы за то, что он сообщил в радиопрограмме номер своего телефона, а кроме того, написал критический анализ судебного дела, рассматриваемого в соседней территориальной юрисдикции.

Однако сам Пашин заявил, что его увольнение стало следствием его независимости и отказа следовать указаниям прокурора относительно постановлений, которые он должен принимать. Например, Пашин считает мотивом освобождения свой отказ вынести постановление против призывника, обратившегося с просьбой о предоставлении ему конституционного права о несении альтернативной службы вместо службы в армии. Судья Пашин выносил оправдательные приговоры примерно в одном из десяти из рассматриваемых им дел, в то время как уровень оправдательных приговоров по уголовным делам в масштабе всей страны приближается к одному из 200 дел. По мнению российского отделения организации Human Rights Watch and Memorial, увольнение Пашина отражает растущее нежелание чиновников допускать инакомыслие в судебной сфере и СМИ. В 1998 г. его обвинили в нарушении малоизвестной правовой процедуры, и его полномочия были временно приостановлены. Правозащитные организации выразили свой протест, и Верховный Суд восстановил его в правах*(25).

Пашин подал апелляцию на решение, принятое в октябре 2000 г., в Совет по гражданским делам Верховного Суда и выиграл дело. Однако позднее он заявил, что "чиновники Московского городского суда сделали ситуацию столь невыносимой:... [что ему] пришлось уйти в отставку"*(26).

 

Судья Кудешкина. В деле, которое привлекло внимание международных средств массовой информации, судья Московского городского суда Кудешкина заявила, что государственный обвинитель и председатель данного суда оказывали на нее давление, с тем чтобы она в судебном разбирательстве по делу следователя Министерства внутренних дел вынесла решение в пользу обвинения. Кудешкина заявляет, что, когда она отказалась выносить постановление, о котором ее просили, председатель суда судья Егорова передала дело другому судье. В мае 2003 г. Кудешкина была уволена за нарушение правил поведения в зале суда и дискредитацию судей после публичной критики судьи Егоровой, что упорно отрицается последней. Судья Кудешкина заявляет, что председатель коллегии, выносивший решение по ее делу, был судьей Московского городского суда и поэтому находился в подчинении судьи Егоровой. Апелляция Кудешкиной на решение квалификационной коллегии была направлена в тот же суд.

Таким образом, ей было отказано в независимом рассмотрении решения коллегии о ее увольнении. Кудешкина написала открытое письмо Президенту В.В. Путину, обвиняя государство в том, что оно ставит судебные органы в зависимость от исполнительной власти, и, указывая, что с 2000 г более 80 судей, находившихся в подчинении у Егоровой, оставили свои должности*(27).

 

Судья Александр Меликов был назначен на должность судьи в 1997 г. и был уволен квалификационной коллегией в декабре 2004 г. Когда в суде, куда он был назначен, проходила реорганизация, большинство судей, которые ранее были назначены в межмуниципальные суды, были автоматически переназначены в соответствующие областные суды. По словам судьи Меликова, реорганизация суда в значительной степени была формальностью и перевод судей из старых в новые суды (особенно в случае судей, назначение которых, как в случае Меликова, было подтверждено) должен был происходить автоматически. Однако он и еще 12 судей не были включены в список переназначений, подписанный Президентом РФ. Никаких оснований, по которым эти судьи не были переназначены, представлено не было. На них было оказано давление, чтобы они досрочно ушли в отставку, и все, кроме трех судей, так и поступили. Судье Меликову тоже было предложено досрочно уйти в отставку, но он отказался. Дела ему не назначались, но он каждый день являлся в свой кабинет и занимался бумажной работой.

На слушании, созванном административным отделом, который обычно занимается кадровыми вопросами, он и другие судьи были "уволены" по причине слабого здоровья. Позднее это решение было отменено в связи с ненадлежащим исполнением процедуры. В итоге судье Меликову были предъявлены обвинения в соответствии со ст. 1 и 2 Кодекса чести судей, ст. 1-4 Судебного кодекса этики и ст. 3 и 8 Закона о статусе судей 1992 г., с указанием 22 случаев "игнорирования интересов правосудия, принижения репутации судебной власти и подрыва доверия людей к судебной системе". Особой он подвергся критике за то, что ненадлежащим образом откладывал вынесение приговора и отказывался от обвинения после примирения сторон.

Один из примеров, рассмотренных коллегией, касался обвинения в "хулиганстве", где жертва простила нарушителя, который не имел судимостей, и попросила судью Меликова проявить снисходительность. Судья вынес нарушителю приговор с отсрочкой исполнения и трехлетним испытательным сроком. Обвинение не оспаривало такое решение.

Квалификационная коллегия уволила судью Меликова за "...принижение авторитета судебной власти, нанесение непоправимого ущерба имиджу судебной профессии и подрыв доверия общественности к судебной власти". Такой вывод был сделан на основе изучения его решений, найдя его приговоры "явно сомнительными и странно мягкими".

Меликов возразил, что между 2001 г. и маем 2004 г. он рассмотрел 460 уголовных дел, в которых участвовало 544 лица, и только четыре из вынесенных им приговоров были отменены судами высшей инстанции. Подробный анализ работы Меликова, проведенный тремя экспертами, назначенными российским Независимым экспертно-правовым советом, и предоставленный делегации, установил, что его постановления (за одним незначительным исключением, связанным с одним делом 1998 г.), выносились в соответствии с российским законодательством*(28). "Решения Александра Меликова... соответствуют уголовному и уголовно-процессуальному праву", - написала Полина Лупинская, руководитель отделения уголовного процесса Московской академии государственного права, добавив, что обвинения против него "беспочвенны".

В декабре 2004 г. Московская судебная квалификационная коллегия после еще одного слушания и обсуждения, которое, по словам Меликова, длилось менее трех минут, освободила его от обязанностей судьи. Меликов постарался объяснить делегации, что в обвинительном заключении не было ничего, что было бы связано с такими вопросами, как нечестность или коррупция; причина, скорее, была связана с исходом дел.

Меликов обратился с апелляцией в Московский городской суд, председателем которого является тот судья, который якобы участвовал в процессуальных действиях против него. Дважды эта апелляция была отложена, и только 22 февраля 2005 г. началось ее рассмотрение. Предложение Меликова перенести слушания в другой суд было отклонено 6 апреля 2005 г. В настоящее время дело продолжается. Меликов сообщил делегации, что в случае неудачи он может подать апелляцию в Верховный Суд и в Президиум Верховного Ссуда. Он также утверждал, что к папке обвинительного дела были добавлены страницы, а материалы по встречам с квалификационной комиссией были сфальсифицированы. (Несмотря на попытки взять интервью у членов квалификационных комиссий, делегация не смогла получить интервью.)

Судья Меликов не может считаться официально уволенным до того, как будет определен результат апелляций. Однако он не получает зарплату и не имеет права на льготы, сопутствующие уходу с должности, которые охарактеризовал как "привлекательные". Зарабатывает на жизнь сейчас Меликов работой консультанта по совместительству. Он сообщил делегации, что его дела не носили политического характера и не касались спорных экономических вопросов, и тем не менее его считают "опасным", поскольку он продемонстрировал, что им нельзя манипулировать (возможно, ему придется в будущем иметь дело с политическими делами). По его ощущениям его используют в качестве примера для других судей.

Политические/экономические дела

 

Михаил Ходорковский получил громадную прибыль от приватизации второй по величине российской нефтяной компании "Юкос" по заниженной цене в середине 90-х годов. Есть предположение, что этим прибылям сопутствовало негласное соглашение "проводить государственную линию" и оставаться вне политики*(29). Однако Ходорковский начал финансировать политические партии, включая коммунистов, приобрел права на издание газеты "Московские новости" и нанял известного журналиста, проводящего собственные расследования и критически относящегося к Президенту Путину, тем самым укрепив подозрения в том, что у него могли быть собственные политические амбиции.

Сторонники г-на Ходорковского и некоторые комментаторы настаивают, что данное судебное разбирательство является попыткой со стороны администрации Президента Путина заставить замолчать потенциального соперника. Кремль упорно отрицает обвинение, хотя министр экономики Герман Греф в июне 2004 г. признался "Би-Би-Си", что суд "имеет определенную политическую составляющую". Это мнение разделяет организация Amnesty International ("Международная амнистия"), выразившая озабоченность по поводу справедливости судебных разбирательств и предполагаемого вмешательства со стороны государства*(30).

Ходорковский предстал перед судом вместе со своим бывшим коллегой Платоном Лебедевым по многочисленным обвинениям в краже, мошенничестве, хищении и уклонении от уплаты налогов. Оба заявляют о своей невиновности.

Председательствующий судья отложила вынесение приговора без дальнейших объяснений до 16 мая 2005 г.

После проведения расследования Парламентская ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) в январе 2005 г. приняла резолюцию 1418*(31) где было высказано предположение, что судебное преследование М. Ходорковского и двух других бывших руководителей "Юкоса" представляет собой скоординированную атаку и "что интерес государства в этих судебных делах выходит за пределы обычного уголовного преследования и включает в себя такие элементы, как ослабление явного политического оппонента, запугивание других состоятельных граждан и восстановление контроля над стратегическими экономическими богатствами". По-видимому, "Юкос" был выбран российской государственной властью произвольно в нарушение принципа равенства перед законом, поскольку деятельность других нефтяных и горнодобывающих компаний не расследовалась. В резолюции подвергнута сомнению "справедливость, беспристрастность и объективность органов государственной власти, которые, как представляется, в значительной степени проигнорировали основные права на защиту, гарантированные Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации и Европейской конвенцией по правам человека".

По сообщению Комитета Совета Европы по правовым вопросам и правам человека (ноябрь 2004 г.) адвокатам руководителей "Юкоса" не давали связываться со своими клиентами, отказывали им в доступе в зал судебных заседаний во время слушаний, проводили обыски их офисов и изъятие документов. Российские правозащитные группы отметили охлаждающее воздействие на свободу слова и политический плюрализм в России в результате преследования этих лиц.

31 мая 2005 г. Ходорковский был признан виновным по шести из семи обвинений в уклонении от уплаты налогов, мошенничестве и хищении и был приговорен к девяти годам тюремного заключения. Его партнер по бизнесу П. Лебедев был также приговорен к девяти годам. Срок заключения на один год меньше максимального срока, который может быть назначен в виде наказания по российскому праву. Кроме того, суд обязал обоих уплатить в налоговые органы, участвующие в гражданских исках против них, 17 млрд рублей (600 млн долл. США). Для подачи апелляции было предоставлено десять дней.

 

Сотрудники "Юкоса". Алексей Пичугин, бывший начальник службы безопасности "Юкоса", в марте 2005 г. приговорен к 20 годам тюремного заключения за два убийства, совершенных в 2002 г., а также за нападение на руководителя пресс-службы московского мэра. Его адвокаты собираются обжаловать это решение.

Британский суд магистрата 18 марта 2005 г. отклонил просьбу российского Правительства об экстрадиции Дмитрия Маруева и Натальи Чернышевой, бывших сотрудников "Юкоса", связанных с Ходорковским и Лебедевым. Суд признал, что их политические мнения и мнения их партнеров могут поставить под сомнение справедливое расследование по обвинениям в заговоре с целью совершения мошенничества и более того - обвинения против них были политизированными.

Светлану Бахмину, заместителя главного консультанта "Юкоса", обвинили в том, что она помогала "Юкосу" в уклонении от уплаты налогов, и ей теперь предъявлены обвинения в хищении. Она была арестована в декабре 2004 г., после того как ее руководители из компании "Юкос" скрылись из России. Ее допрашивали в течение более 13 часов и не давали встретиться с адвокатом. Она страдает заболеванием сердца и во время допроса дважды теряла сознание, однако в госпитализации ей было отказано. Сейчас она содержится под арестом и пожаловалась на то, что ее разлучили с двумя маленькими детьми и ей отказано в возможности общаться с ними по телефону из-за процессуальной ошибкой при подаче формы, разрешающей доступ к телефону*(32).

В целом, Международная комиссия юристов жалуется на притеснение адвокатов "Юкоса" со стороны государства в нарушение принципов российского и международного права.

Дела о шпионаже

 

Игорь Сутягин, научный сотрудник, занимавшийся вопросами военно-технической и военно-экономической политики, был арестован 29 октября 1999 г., с предъявлением ему обвинения в государственной измене в форме шпионажа. Он обвинялся в сборе информации о российской системе вооружений и ее передаче офицерам армии США в 38 эпизодах. Между тем Сутягин утверждает, что собирал информацию исключительно из открытых источников. В 2001 г. областной суд Калуги признал свою неспособность установить, какую именно информацию передавал Сутягин, и решил направить дело на дополнительное расследование. В сентябре 2003 г. дело было передано в Московский городской суд, который приговорил Сутягина к 15 годам исправительно-трудовых работ, а в августе следующего года приговор был утвержден Верховным Судом.

По мнению Amnesty International, нарушение международных стандартов справедливого судопроизводства отрицательно сказалось на судебном процессе, вызвав серьезную озабоченность по поводу политических мотивов обвинения. Amnesty International, Human Rights Watch, Международная хельсинкская федерация по правам человека, Московская хельсинкская группа и Общественный комитет в защиту ученых в июне 2004 г. выпустили совместное заявление, выразив свою озабоченность этим делом и призвав к его пересмотру, с освобождением из-под стражи до пересмотра дела*(33). Эта же озабоченность нашла свое отражение и в Отчете госдепартамента США за 2004 год: "Некоторые наблюдатели пришли к выводу, что у него не было доступа к секретной информации, и рассматривают суровый приговор как попытку воспрепятствовать обмену информацией между гражданами и их профессиональными коллегами из других стран".

 

Валентин Данилов, ученый-физик из Красноярского государственного технического университета Сибири, был арестован в феврале 2001 г., а в декабре 2003 г. оправдан судом присяжных по обвинениям в шпионаже в пользу Китая. Голословные утверждения в адрес ученого возникли в результате открытого коммерческого контракта, который он подписал с китайской компанией от имени университета. Однако в июне 2004 г. Верховный Суд отменил приговор и вынес постановление о проведении повторного судебного разбирательства, которое состоялось в ноябре 2004 г., и суд вынес обвинительный приговор, приговорив Данилова к 14 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особо строгого режима.

Данилов всегда утверждал, что информация, которую он продал Китаю, уже была опубликована в открытых источниках. Его коллеги в открытом письме, написанном вскоре после ареста Данилова, поддержали это заявление. В письме они утверждали, что информация была рассекречена в 1992 г. и в течение многих лет публикуется в открытых научных изданиях. Amnesty International считает это дело "одним из наиболее тревожных дел", рассматривая его как часть более широкого круга сомнительных дел о шпионаже, возбужденных против специалистов по проблемам окружающей среды, ученых и журналистов*(34). Эрнст Черный, руководитель московского отделения по экологии и правам человека, придерживается того мнения, что такие обвиняемые "подбираются не на основе своей виновности, а для того, чтобы донести определенные мысли до определенной социальной группы".

 

Михаил Трепашкин, юрист, бывший генерал-лейтенант Федеральной службы безопасности, работал консультантом парламентской комиссии, расследовавшей доказательства предполагаемой причастности государства к убийству более ста гражданских лиц во время взрыва бомбы в жилом доме в Москве. 24 октября 2003 г., за неделю до того, как он должен был давать показания в суде, он был арестован сотрудниками ФСБ, которые якобы подбросили в его машину огнестрельное оружие и обвинили его в "незаконном хранении и перевозке оружия"*(35). Поэтому Трепашкин не смог представлять интересы своих клиентов (дочерей женщины, погибшей во время взрыва в 1999 г.), а значит, не смог предъявить доказательства, собранные против российского Правительства. Сразу после этого ему было предъявлено обвинение в "разглашении секретной информации". Однако Прокуратура, как представляется, не стремилась ускорить дело до тех пор, пока выводы г-на Трепашкина не были приведены в книге, в которой было высказано предположение, что за взрывами стоят не чеченские боевики, а должностные лица России. Приговор по обвинению в разглашении государственной тайны, злоупотреблении полномочиями и незаконном хранении оружия был вынесен в отношении М. Трепашкина 19 мая 2004 г. Признание виновным и вынесенный приговор о лишении свободы сроком на четыре года с отбыванием наказания в исправительной колонии поддержал Военный совет Верховного Суда Российской Федерации, несмотря на гражданский статус Трепашкина.

Международная комиссия юристов осудила это нарушение международных стандартов справедливого судебного разбирательства и призвала российское Правительство соблюдать резолюцию 2002/37 Комиссии ООН по правам человека, которая была ее спонсором. В означенной резолюции, помимо прочего, заявлено что "каждый человек имеет право быть судимым судами или трибуналами обычной юрисдикции".

Дела о свободе слова и информации

 

Юрию Самодурову, известному правозащитнику, в марте 2005 г. предъявлены обвинения в разжигании религиозной ненависти в связи с тем, что он выступил спонсором выставки на религиозную тематику в России. Среди экспонатов были икона с изображением Иисуса Христа на фоне рекламы "кока-колы" со словами "это моя кровь" и картина с изображением святого без головы, на месте которой зияло отверстие, куда посетители могли просунуть голову. Православная церковь нашла выставку настолько оскорбительной, что использовала все свое влияние и настояла на судебном преследовании в соответствии со ст. 282 УК РФ. Московский уголовный суд оштрафовал Самодурова, распорядителя выставки Людмилу Василовскую и художницу Анну Михайлчук на 100 000 рублей каждого (приблизительно 3600 долл. США) за "разжигание религиозной неприязни". Обвинения в вандализме, выдвинутые против православных верующих, набросившихся на выставленные работы, ранее были сняты под воздействием сильного политического давления с целью расследования богохульного характера представленных на выставке произведений. Рэчел Денбер, исполняющая обязанности исполнительного директора Европейского и Центрально-азиатского отдела организации Human Rights Watch, осудила обвинительные приговоры как "неприемлемое ограничение свободы слова, [создающее] опасный прецедент для государственной цензуры в области искусства и открытых дискуссий"*(36).

 

Александр Никитин, всемирно признанный специалист по вопросам охраны окружающей среды, в феврале 1996 г. был арестован Федеральной службой безопасности, с предъявлением ему обвинения в измене, шпионаже и разглашении государственной тайны норвежской организации по вопросам окружающей среды под названием Bellona, на основании отчета, соавтором которого он являлся. В отчете использовался несекретный материал, находящийся в свободном доступе, для иллюстрации угрозы обширного радиоактивного заражения и вреда для окружающей среды в результате небрежного обращения Северного флота России с ядерными отходами. В декабре того же года - в ответ на протест общественности - в дело вмешалась Генеральная прокуратура с целью освободить Никитина от содержания под стражей до суда. Дело было возвращено в ФСБ для дальнейшего расследования. Ему запретили покидать Санкт-Петербург без разрешения прокуратуры. 2 марта 1997 г. специальный докладчик Совета Европы по данному делу выразил озабоченность по поводу использования секретных постановлений, некорректных оценок экспертов и относительно необъективного освещения процесса в средствах массовой информации. Наряду с этим было отмечено притеснение личности, якобы имевшего место со стороны ФСБ России. Европейский Союз, Международный суд и ОБСЕ тоже выразили свою озабоченность по поводу суда над г-ном Никитиным*(37), которого Amnesty International называла узником совести.

В июне 1998 г. дело Никитина было наконец-то направлено в Городской суд Санкт-Петербурга, а в октябре суд состоялся. В связи с недостаточностью доказательств судья направил дело на дополнительное расследование. Апелляцию на это решение подали и адвокаты, и прокуроры, но в феврале 1999 г. Верховный Суд поддержал вынесенное постановление, а 29 декабря Никитин был оправдан. Однако 13 сентября 2000 г. прокуратура вновь подала апелляцию. В своем окончательном решении (почти через пять лет после первых обвинений) Президиум Верховного Суда отклонил эту апелляцию. Апелляция, поданная в Европейский Суд по правам человека в связи с якобы имевшим место нарушением ст. 6(1) и 13 Европейской конвенции по правам человека (право на определение уголовных обвинений "в течение разумного времени" и право на "эффективные средства судебной защиты"), была признана допустимой*(38). Европейский Суд охарактеризовал действия Генерального прокурора Российской Федерации против Никитина как "произвол и злоупотребление", но, в конце концов, не обнаружил нарушений его прав в соответствии с указанной Конвенцией, включенных в первоначальное заявление, так как он был признан невиновным по этим конкретным обвинениям*(39).

Приложение II. Соответствующие обязательства, применимые к
Российской Федерации и касающиеся независимости судей

Международное соглашение о гражданских и политических правах,
1966 г. (ратифицировано Россией 16 октября 1973 г.)

Статья 14

1. Все люди равны перед судами общей и специальной юрисдикции. При определении какого-либо обвинения в уголовном правонарушении или прав и обязанностей по судебному иску, все люди имеют право на справедливое и открытое разбирательство компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.

13 апреля 1984 г. Комитет по правам человека выпустил Общее замечание N 13, уточняющее обязательства, закрепленные ст. 14, в котором говорится, что в государственных отчетах должны рассматриваться вопросы независимости судов, "в частности, способ назначения судей, квалификационные требования для назначения, продолжительность срока полномочий, условия продвижения по службе, передача и прекращение их функций, и фактическая независимость судебной власти от исполнительной и законодательной ветвей власти".

Конвенция о правах ребенка, 1989 г. (ратифицирована Россией
16 августа 1990 г.)

Статья 37

Государства-участники должны обеспечить, чтобы:

(d) каждый ребенок, лишенный свободы, должен иметь право на незамедлительный доступ к правовой и иной помощи, право оспаривать законность лишения его свободы перед судом или другим компетентным, независимым и беспристрастным органом, а также право на незамедлительное решение по любому такому действию.

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод,
1950 г. (ратифицирована Россией 5 мая 1998 г.)

Статья 6

1. Каждый имеет право при определении его гражданских прав и обязанностей, или при рассмотрении любого уголовного предъявленного обвинения, на справедливое открытое разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.

Всеобщая декларация прав человека, 1948 г.

Статья 10

Каждый человек, для определения его прав и обязанностей и для установления обоснованности предъявленного ему уголовного обвинения, имеет право, на основе полного равенства, на гласное рассмотрение дела независимым и беспристрастным судом с соблюдением всех требований справедливости.

 Основные принципы ООН, касающиеся независимости судебных органов
(1985 г.)

 Правительствам следовало бы принимать во внимание и уважать в рамках своего национального законодательства и практики, доводить до сведения судей, адвокатов, работников исполнительных и законодательных органов, а также широкой общественности следующие основные принципы, сформулированные с тем, чтобы помочь государствам-членам в решении задач обеспечения и укрепления независимости судебных органов.

Принципы сформулированы главным образом для профессиональных судей, однако при необходимости они в равной степени применимы и к непрофессиональным судьям, если таковые имеются.

 

Независимость судебных органов

 1. Независимость судебных органов гарантируется государством и закрепляется в конституции или законах страны. Все государственные и другие учреждения обязаны уважать и соблюдать независимость судебных органов.

2. Судебные органы решают переданные им дела беспристрастно, на основе фактов и в соответствии с законом, без каких-либо ограничений, неправомерного влияния, побуждения, давления, угроз или вмешательства, прямого или косвенного, с чьей бы то ни было стороны и по каким бы то ни было причинам.

3. Судебные органы обладают компетенцией в отношении всех вопросов судебного характера и имеют исключительное право решать, входит ли переданное им дело в установленную законом компетенцию.

4. Не должно иметь места неправомерное или несанкционированное вмешательство в процесс правосудия, и судебные решения, вынесенные судами, не подлежат пересмотру.

Этот принцип не препятствует осуществляемому в соответствии с законом судебному пересмотру или смягчению приговоров, вынесенных судебными органами.

5. Каждым человек имеет право на судебное разбирательство в судах или трибуналах общей юрисдикции, применяющих установленные юридические процедуры. Не должно создаваться трибуналов, не применяющих установленных должным образом юридических процедур, в целях подмены компетенции обычных судов или судебных органов.

6. Принцип независимости судебных органов дает судебным органам право на справедливое ведение судебного разбирательства и соблюдение прав сторон, и требует от них обеспечения соблюдения этих принципов.

7. Каждое государство-член обязано предоставлять соответствующие средства, позволяющие судебным органам надлежащим образом выполнять свои функции.

Свобода слова и ассоциаций

 

8. В соответствии со Всеобщей декларацией прав человека члены судебных органов, как и другие граждане, пользуются свободой слова, вероисповедания, создания ассоциаций и проведения собраний; однако, пользуясь такими правами, судьи должны всегда вести себя таким образом, чтобы обеспечить уважение к своей должности и сохранить беспристрастность и независимость судебных органов.

9. Судьи обладают свободой в плане создания ассоциаций судей или других организаций, и вступления в них для защиты своих интересов, совершенствования профессиональной подготовки и сохранения своей судебной независимости.

10. Лица, отобранные на судебные должности, должны иметь высокие моральные качества и способности, а также соответствующую подготовку и квалификацию в области права. Любой метод подбора судей должен гарантировать исключение случаев назначения судей по неправомерным мотивам. При подборе судей не должно быть дискриминации в отношении данного лица по признакам расы, цвета кожи, пола, религии, политических и иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения; однако требование о том, чтобы кандидат на юридическую должность был гражданином соответствующей страны, не должно рассматриваться в качестве дискриминационного.

11. Срок полномочий судей, их независимость, безопасность, соответствующее вознаграждение, условия службы, пенсии и возраст выхода на пенсию должны надлежащим образом гарантироваться законом.

12. Судьи, назначаемые или выборные, имеют гарантированный срок полномочий до обязательного выхода на пенсию или истечения срока полномочий, где таковой установлен.

13. Повышение судей в должности, где существует такая система, следует осуществлять на основе объективных факторов, в частности способностей, моральных качеств и опыта.

14. Распределение дел между судьями в судах, к которым они относятся, является внутренним делом судебной администрации.

15. Судьи обязаны хранить профессиональную тайну в отношении своей работы и конфиденциальной информации, полученной в ходе выполнения ими своих обязанностей, за исключением случаев открытого судебного разбирательства, и не должны принуждаться к даче показаний по таким вопросам.

16. Без ущерба для какой-либо дисциплинарной процедуры или какого-либо права на апелляцию или компенсацию со стороны государства в соответствии с национальными законами судьям следует пользоваться личным иммунитетом от судебного преследования за финансовый ущерб, причиненный в результате неправильных действии или упущений, имевших место при осуществлении ими своих судебных функций.

 

Наказание, отстранение от должности и увольнение

 17. Обвинение или жалоба, поступившие на судью в ходе выполнения судебных и профессиональных обязанностей, должны быть безотлагательно и беспристрастно рассмотрены согласно соответствующей процедуре.

Судья имеет право на справедливое разбирательство. Рассмотрение жалобы на начальном этапе должно проводиться конфиденциально, если судья не обратится с просьбой об ином.

18. Судьи могут быть временно отстранены от должности или уволены только по причине их неспособности выполнять свои обязанности или поведения, делающего их несоответствующими занимаемой должности.

19. Все процедуры дисциплинарного наказания, отстранения от должности и увольнения должны определяться в соответствии с установленными правилами судебного поведения.

20. Решения о дисциплинарном наказании, отстранении от должности или увольнении должны быть предметом независимой проверки. Этот принцип может не применяться к решениям верховного суда или к решениям законодательных органов, принятым при рассмотрении дел в порядке импичмента или при соблюдении аналогичной процедуры.

Европейская хартия о статусе судей, 1998 г.

 

1. Общие принципы

1.1. Цель закона по статуту о статусе независимости и беспристрастности, которых каждый человек ожидает на законных основаниях от судов и от каждого судьи применительно к защите его прав. Это исключает любые положения и любые процедуры, подрывающие доверие к такой компетенции, такой независимости и такой беспристрастности. Последующий текст настоящего Устава составлен из положений, которые наилучшим образом гарантируют достижение таких целей. Цель его положений - повысить уровень гарантий в различных государствах Европы. Поправки, имеющие целью снизить уровень гарантий, уже достигнутый в соответствующих странах, не могут вводиться в законы страны.

1.2. В каждом европейском государстве, основные принципы закона о статусе судей включены в нормы внутреннего права самого высокого уровня, а его правила и нормы - как минимум на национальном уровне.

1.3. В отношении каждого решения, связанного с отбором, наймом, назначением, продвижение по службе или прекращением полномочий судьи, закон предусматривает вмешательство органа, независимого от исполнительной и законодательной ветвей власти, в котором, по крайней мере, половина участвующих во встрече представлена судьями, избранными их коллегами в соответствии с процедурой, гарантирующей наиболее широкое представительство судейского корпуса.

1.4. Закон предоставляет возможность каждому судье, который считает, что его права по закону, или в более широком смысле, его независимость или независимость судебного процесса подвергаются угрозе или каким-либо образом игнорируются, получить консультацию в таком независимом органе, в распоряжении которого имеются эффективные средства оказания правового давления и который способен предложить такие средства.

1.5. Судьи при выполнении своих обязанностей должны быть доступными, должны проявлять уважение к тем лицам, которые к ним обращаются, и бдительность при поддержании высокого уровня компетентности, которого требует решение дел в каждом отдельном случае - решений, от которых зависит гарантия прав личности - и при сохранении конфиденциальности информации, доверенной им в ходе судебного процесса.

1.6. Государство обязано обеспечивать судьям средства, необходимые для надлежащего выполнения своих задач и, в частности, для рассмотрения дел в разумные сроки.

1.7. Профессиональные организации, созданные судьями, вступление в которые свободно предоставляется всем судьям, играют основную роль в защите этих прав, которые возлагаются на судей в силу их Закона, и, в частности, в связи с органами и учреждениями, участвующими в принятии решений, связанных с судьями.

1.8. При принятии решений, касающихся управления судами и определения средств их работы, а также распределения на федеральном и местном уровне судьи объединяются через своих представителей и свои профессиональные организации. Таким же образом с ними проводятся консультации относительно планируемых изменений Закона о статусе судей, определения условий их вознаграждения и социального обеспечения.

 

2. Отбор, наем и ответственный орган

 2.1. Нормы закона, касающиеся отбора и найма судей независимым органом или комиссией, основывают выбор кандидатов на способности последних свободно и беспристрастно оценивать адресованные им правовые вопросы и применять к ним закон при условии уважения к достоинству личности. Закон исключает отклонение любого кандидата только на основе принципа пола, этнического или социального происхождения или в силу их философских и политических мнений или религиозных убеждений.

2.2. Закон предписывает условия, гарантирующие конкретную способность выполнять обязанности судьи посредством представления кандидатов на основе требований, связанных с уровнем образования и накопленным опытом.

2.3. Закон обеспечивает подготовку отобранных кандидатов для эффективного выполнения обязанностей судьи с помощью соответствующего обучения за счет государства. Орган, указанный в параграфе 1.3 настоящего документа, обеспечивает адекватность программ обучения и компетентность реализующей их организации, в свете открытости, компетентности и беспристрастности, связанных с осуществлением обязанностей судьи.

 

3. Назначение и несменяемость

 3.1. Решение о назначении отобранного кандидата в качестве судьи и о его направлении в какой-либо суд принимается независимым органом, указанным в параграфе 1.3 настоящего Устава, по его предложению или рекомендации, с его согласия или на основе его мнения.

3.2. Закон устанавливает обстоятельства, когда предшествующая деятельность кандидата или его ближайших родственников может, в силу законных и объективных сомнений относительно беспристрастности и независимости данного кандидата, вызванных такой деятельностью, создать препятствие для его назначения на работу в суде.

3.3. В тех случаях, когда процедура найма предусматривает испытательный срок, обязательно короткий, после назначения на должность судьи, но до его подтверждения как постоянного, или в тех случаях, когда наем производится на ограниченный период с возможностью продления, решение не совершать назначения на постоянной основе или не продлевать назначение может приниматься только независимым органом, указанным в параграфе 1.3 настоящего Устава, по его предложению или рекомендации, с его согласия или на основе его мнения. К лицу, назначенному на должность судьи с испытательным сроком, также применяются положения параграфа 1.4 настоящего Устава.

3.4. Судья, занимающий должность в суде, не может в принципе быть назначен на другую судебную должность или переведен на другую работу, даже в случае продвижения по службе, без его свободно выраженного согласия. Исключение из этого принципа допускается только в том случае, когда перевод предусматривается и объявляется в виде дисциплинарной санкции, в случае законного изменения судебной системы и в случае временного назначения с целью усиления соседнего суда, причем максимальный срок такого назначения строго ограничен Законом, без ущерба применимости положений параграфа 1.4 настоящего документа.

 

4. Продвижение по службе

 4.1. В тех случаях, когда система продвижения по службе основана не на трудовом стаже, она основана исключительно на качествах и достоинствах, проявленных при выполнении обязанностей, доверенных судье, при помощи объективных оценок, осуществленных одним или несколькими судьями и обсужденных с данным судьей. Затем решения относительно продвижения по службе оглашаются органом, указанным в параграфе1.3 настоящего документа, по его предложению или с его согласия.

Судьи, не получившие продвижения по службе, имеют право подать жалобу в этот орган.

4.2. Судьи свободны осуществлять деятельность вне своего мандата судьи, включая деятельность, воплощающую их права как граждан. Такая свобода может быть ограничена только тем, что такая деятельность, не связанная с профессией судьи, несовместима с доверием к судье, беспристрастностью, независимостью судьи, или его необходимым присутствием для того, чтобы внимательно и в течение разумного срока рассматривать поставленные перед ним вопросы. Осуществление деятельности, не связанной с профессией судьи, кроме литературной или артистической, предусматривающей вознаграждение, подлежит предварительному разрешению на условиях, предписываемых законом.

4.3. Судьи должны воздерживаться от любых поступков, действий или выражений, способных повлиять на доверие к их беспристрастности и независимости.

4.4. Закон гарантирует судьям поддержание и расширение их технических, а также социальных и культурных знаний, необходимых для осуществления их обязанностей, за счет периодического прохождения курсов переподготовки за счет Государства, и обеспечивает ее организацию при условии соблюдения условий, указанных в параграфе 2.3 настоящего документа.

 

5. Ответственность

 5.1. Неисполнение судьей одной из обязанностей, непосредственно закрепленных в Законе, может служить основанием для санкции только при условии решения, принятого на основе предложения, рекомендации или согласия комиссии или органа, состоящего, по крайней мере, из половины избранных судей, в рамках процесса, предусматривающего полное заслушивание сторон, в ходе которого судья, против которого предприняты процессуальные действия, должен иметь право сделать заявление. Шкала санкций, которые могут быть наложены, представлена в Законе, а их применение определяется принципом пропорциональности. Решение исполнительного органа, совета или совета, оглашающего санкции, предусмотренные настоящим документом, может быть обжаловано в суде более высокой инстанции.

5.2. Компенсация за ущерб, понесенный в результате решения или поведения судьи при выполнении им своих обязанностей, гарантирована Государством. Закон может предусматривать возможность Государства обращаться за компенсацией от судьи, в рамках фиксированного лимита, при помощи судебного процесса, в случае грубого или непростительного нарушения правил, регламентирующих осуществление обязанностей судьи. Подача иска в соответствующий суд должна быть предусмотрена на основании предварительного соглашения с органом, указанным в параграфе 1.3 настоящего документа.

5.3. Каждый человек должен иметь возможность без особых формальностей подать жалобу, связанную с ошибкой в отправлении правосудия, в независимый орган в каждом конкретном случае. Такой орган должен быть уполномочен, если в результате тщательного расследования неопровержимо доказано, что судья виновен в неисполнении обязанностей, таких как обязанности, предусмотренные в параграфе 5.1 настоящего документа, направлять дело в дисциплинарный орган, или, по крайней мере, рекомендовать такое направление в орган, уполномоченный в обычном порядке в соответствии с Законом, таким образом направлять дело.

 

6. Вознаграждение и социальное обеспечение

 6.1. Судьи, осуществляющие обязанности судьи в профессиональном качестве, имеют право на вознаграждение, уровень которого закреплен таким образом, чтобы оградить его от давления, оказываемого с целью воздействия на их решения и в целом на их поведение в рамках их юрисдикции, тем самым, ущемляя их независимость и беспристрастность.

6.2. Вознаграждение может варьироваться в зависимости от срока службы, характера обязанностей, порученных судье, которые он выполняет в своем профессиональном качестве, и важности возложенных на них задач, оцененных при условии прозрачных условий.

6.3. Закон предусматривает гарантию для судей, действующих в профессиональном качестве, в отношении социальных рисков, связанных с болезнью, беременностью, инвалидностью, старостью и смертью.

6.4. В частности, Закон предусматривает, что судьям, достигшим возраста ухода на пенсию, предусмотренного законом для судей, и выполнявшим обязанности судьи в течение определенного срока, выплачивается пенсия по возрасту, уровень которой должен по возможности приближаться к уровню их зарплаты в качестве судьи перед выходом на пенсию.

 

7. Прекращение полномочий судьи

 1. Полномочия судьи прекращаются на следующих основаниях: письменное заявление об отставке, медицинская справка о физической непригодности, достижение возрастного предела, истечение установленного срока или увольнение в соответствии с процедурой, предписанной в параграфе 5.1 настоящего документа.

7.2.Наступление одного из оснований, предписанных в параграфе 7.1 настоящего документа, кроме достижения возрастного предела или истечения установленного срока полномочий, должно быть проверено органом, указанным в параграфе 1.3 настоящего документа.

 

Институт прав человека Международной ассоциации юристов

 

"Адвокат", N 7, июль 2005 г.

 

─────────────────────────────────────────────────────────────────────────

*(1) Согласно ст. 1 Конституции РФ "наименования Российская Федерация и Россия равнозначны".

*(2) Итоговый доклад ОБСЕ по выборам в Государственную Думу России (http: // www.osce.org/item/8051.html).

*(3) Пресс-релиз ОБСЕ, 8 декабря 2003 г. (http: // www.osce.org/item/7974.html).

*(4) Пресс-релиз ОБСЕ, 15 марта 2004 г. (http: // www.osce.org/item/8144.html).

*(5) Выступление Президента В.В. Путина на встрече с президентом Всемирного Банка Дж. Вулфенсоном и участниками Международной конференции, посвященной судебной реформе в России, 9 июля 2001 г. (http: // www.ln.mid.ru/bl.nsf/0/77628302b16249ee43256a86002b3d89?OpenDocum ent; на англ. яз).

*(6) Вступительное слово Президента Путина на VI Всероссийском съезде судей 30 ноября 2004 г. См: http: // www.cdi.org/russia/johnson/8476-15.cfm (англ. текст)

*(7) Состав и функции коллегий регулируются Положением о квалификационных коллегиях судей (п. 856) // Ведомости РФ. - 1993. - N 24.

*(8) Danilenko G. Law and Legal System of the Russian Federation (Parker School of Foreign and Comparative Law). - Columbia University, 2000. - P. 122.

*(9) Solomon P. Threats of Judicial Counterreform in Putin's Russia - Доклад, подготовленный для Международной конференции "Commercial Закона Reform in Russia and Eurasia", г. Вашингтон, апрель 2005 г. (www.reec.uiuc/edu/events/Conference/lawconf_paper/solomon.pdf).

*(10) См. § 1.3 Общих принципов Европейской хартии о законе о статусе судей 1998 г.: "В отношении любого решения, влияющего на выбор, привлечение, назначение, должностное продвижение или отстранение от должности судьи, закон предусматривает вмешательство инстанции, независимой от исполнительной и законодательной власти, не менее половины состава которой представлена судьями, выбранными судейским сообществом..."

*(11) Solomon P. Ibid.

*(12) Перевод предоставлен делегации Федеральной палатой адвокатов в документе "Материалы встречи с делегацией Института прав человека Международной ассоциации адвокатских коллегий", апрель 2005 г., с. 8, 9.

*(13) Solomon P. & T. Foglesong Courts and Transition in Russia.- Boulder, CO and Oxford: Westview, 2000. - P. 55.

*(14) Материалы встречи с делегацией Института прав человека Международной ассоциации юристов, апрель 2005 г., с. 10.

*(15) См.: Russian Axis: The Judicial System of the Russian Federation: A System-Crisis of Independence (London, 2004).

*(16) В документе "Country Reports on Human Rights Practices - 2004: Russia (US Department of State, 2005)" (http: // www.state.gov/g/drl/rls/hrrpt/2004/41704.htm) говорится, что, хотя в 2003 г. на действия судей было подано 18 749 жалоб, предупреждения получили 118 судей, увольнению подверглись 36 судей. Данные Верховного Суда за 2003 г. приводятся выше. Делегации было сообщено, что в России насчитывается более 30 000 судей.

*(17) Solomon P. Putin's Judicial Reform: Making Judges Accountable as well as Independent (http: // www.law.nyu.edu/eecr/vol11num1_2/features/solomon.html).

*(18) U.S. State Department, Country Report on Human Rights Practices, Russia, 2004: По материалам российских средств массовой информации о работе VI Всероссийского съезда судей в 2004 г. Для сравнения, по устным свидетельствам, полученным участниками делегации, примерный средний доход жителей Москвы составлял 500 долл. США в месяц, а оплата труда секретаря-референта в частной компании могла достигать 1000-1500 долл. в месяц.

*(19) Правительство Российской Федерации против Дмитрия Маруева и Натальи Чернышовой, 18 марта 2005 г. Лондонский уголовный полицейский суд (в сборниках судебных решений не содержится).

*(20) Understaffing the Judiciary: a Barrier to Effective Justice, 28 June 2004 (http: // www.legislationline.org/index.php?country=34&org=0&eu=0&topic=7).

*(21) U.S. State Department, Country Report on Human Rights Practices, Russia, 2003, по материалам российских средств массовой информации.

*(22) Washington Post, 26 Feb. 2005, P. Finn. С конца 2003 г. и в течение первых 9 месяцев 2004 г. два районных суда г. Москвы заслушали в общей сложности 4428 уголовных дел, но при этом ни одного оправдательного приговора не было вынесено. Аналогичная ситуация наблюдается по делам, находившимся за последние 10 лет в производстве Краснодарского краевого суда, причем присяжные заседатели вынесли оправдательные приговоры по 20% дел, слушавшимся в этом суде.

*(23) Указ. соч.- С. 13.

*(24) См.: § 6 Проекта резолюции Комитета по правовым вопросам и правам человека "Обстоятельства, связанные с арестом и судебным преследованием руководства компании "Юкос", ноябрь 2004 г.

*(25) Human Rights watch: Всемирный доклад, 2001 г. (http: // www.hrw.org/wr2k1/europe/russian.html).

*(26) Moscow Times. - 2004. - 6 октября (http: // www.cdi.org/russia/johnson/8396-9.cfm).

*(27) Moscow News. - 2005. - 11 марта (http: // www.mosnews.com/news/2005/03/11/oustedjudge.html).

*(28) http: / /www.washingtonpost.com/wp-dyn/articles/A56441-2005Feb26.html Вашингтон Пост, 27 февраля 2005 г.

*(29) Би-Би-Си Ньюз.- 2005. - 27 апреля (http://news.bbc.co.uk/1/hi/business/4482203.stm).

*(30) Amnesty International.- 2005. - 11 апреля (http://www.amnestyusa.org/news/document.do?id=80256DD400782B8480256FE000 340CE4).

*(31) См.: http://assembly.coe.int/Main.asp?link=http://assembly.coe.int/Documents/A doptedText/ta05/ERES1418.htm

*(32) Moscow News. - 2005. - 10 марта (http://mosnews.com/news/2005/03/10yukoslawyer.shtml).

*(33) Amnisty International.- 2004. - 17 августа (http://web.amnesty.org/library/Index/ENGEUR460472004?open&of=ENG-2U4).

*(34) См.: http://www.amnestyusa.org/magazine/whistleblowers.html

*(35) Международная комиссия юристов, 17 декабря 2003 г. (http://www.icj.org/news/php3?id_article=3205&lang=eng).

*(36) Human Rights Watch. - 2005. - 28 марта (http://hrw.org/english/docs/2005/03/28/russia10375.htm).

*(37) Международная комиссия юристов, 13 August 2001 (http://www.icj.org/news.php3?id_article=2589&lang=en&print=true).

*(38) Bellona, 23 ноября 2003 г. (http://www.bellona.no/en/international/russia/envirorights/nitikin/index .html).

*(39) Bellona, 26 июля 2004 г. (http://www.bellona.no/en/international/russia/envirorights/nitikin/34855 .html).


Полный список новостей»

Контакты