Статьи Михаила Трепашкина

03.04.2014 Нарушение единства уголовного процесса в современном судопроизводстве России

Нарушение  единства  уголовного  процесса  в современном  судопроизводстве  России 

(мнение  юриста)

В  данной заметке  я  хотел  бы  высказать свое  мнение,  касающееся усиливающейся  с  2002 года тенденции к  размыванию  единства  уголовного  процесса,  что  приводит  к  нарушению  права  на  защиту,  нарушению  законности   и объективности  судебных  решений.  Отмечу,  что указанный  вывод  - это  не  только  мое  мнение.  Могу  констатировать (и это не  единичное  мнение юристов):  Развитие отечественного уголовно-процессуального закона в последние годы демонстрирует постепенное "размывание" единства формы уголовного процесса  и  единство  самого  процесса.   В  чем  это  проявляется?  Я   затрону  лишь  несколько наиболее  четко  выраженных  примеров  из  судопроизводства  по   уголовным  делам  на  досудебной  стадии.

 

1.  Применение  в  качестве  меры  пресечения  заключение  под  стражу и продление  срока  содержания  под  стражей.

Потихоньку,  от процесса  к  процессу,  судебная  практика  эти  две  процедуры  по  одному  уголовному  делу   выделила  в  самостоятельные   судебные  процессы  (как будто  самостоятельные  уголовные  дела)  с  формированием  отдельных  материалов, отдельно  от  уголовного дела хранящихся  в районных  судах.  Если ранее  материалы,  подготавливаемые  следователем  и  передаваемые им в суд    для  решения  вопроса  о  мере  пресечения,   после суда  снова  возвращались  следователю  и  приобщались  к  материалам  уголовного дела,  то  сейчас  к  делу  приобщаются  только  итоговые  постановления  суда  и  копии  ходатайства  следователя  о  мере  пресечения  либо  о  продлении  срока  содержания  под  стражей.  Все  другие  материалы,  на основании  которых  суд  применял  меру  пресечения  в виде  заключения  обвиняемого (подозреваемого) под  стражу   к  материалам  уголовного дела не приобщаются,  они остаются  в суде.  А  ведь  защитой в  суде  представляются  характеристики,  обращения  общественных  организаций, документы  о  состоянии здоровья  обвиняемого (подозреваемого),  документы  о его личности,  заслугах  и др. 

 Так  как  нередко  при  рассмотрении  ходатайства  следователя  о  заключении  лица  под  стражу  привлекается   временный, т.н.  «бесплатный»   адвокат  по назначению в  соответствии  со  ст.51  УПК  РФ,  то  копий  приобщаемых  документов  у  обвиняемого (подозреваемого) не  остается. Некоторые  из  обвиняемых (подозреваемых)  не  понимают,  не  имея  юридического образования, что  предоставляемые  документы  останутся  в  материалах  суда.  А при  рассмотрении   в  последующем  уголовного дела  по  существу   возникают  нередко  вопросы:  А  где  документы  о  состоянии здоровья  обвиняемого  и где  характеризующие  документы?  Обвиняемый  отвечает:  «Представлялись в  суд  при  рассмотрении  вопроса  о  мере  пресечения».  Таким  образом,  выясняется    это  было  по  многим  конкретным  уголовным  делам),  что  важные  документы остались  в  судебных  материалах  и  в  основное  уголовное  дело они не попали.  А  почему  бы,  как  в  добрые  старые  времена,  не  возвращать  материалы  в  полном  объеме  для  приобщения  к  уголовному  делу?  И  было  бы,  как  и  положено по  УПК  РФ  в  понятии  единства  уголовного процесса:  все  материалы  касательно  обвинения  лица  в  совершении преступления  -  в  одном  уголовном  деле,  сохраняя  единство  уголовного процесса.  Разбросанность,  разобщенность   материалов  (часть  в суде,  часть  -  у  следователя)  -  разрывают  единство  дела,  единство  процесса.

При  рассмотрении  уголовного  дела по  существу  невозможно видеть,  как  проходили  процессы  и  какие  доказательства  исследовались при  заключении  лица  под  стражу  или при продлении  сроков  содержания  под  стражей,  какие  вопросы  ставились,  как  они разрешались,  какие  материалы  представлялись  и  т.д.   По  моему  мнению,   при  такой  ситуации очевидно нарушается  общая  картина  единого  уголовного процесса.

 

2.    Идентичная  картина  наблюдается  при  рассмотрении  жалоб на незаконные  действия  следователя  по  уголовному  делу,  подаваемых  в  порядке  статьи  125  УПК  РФ.  Тоже  все  материалы  остаются  в суде  и  не  могут  быть рассмотрены  в  едином  процессе  по  основному  делу,  что  существенно нарушает  право на  защиту  при рассмотрении  уголовного дела по  существу.  Нередко  в судебных  заседаниях  при рассмотрении  всего  уголовного дела  по  существу,  на  поданные  защитой ходатайства,   председательствующий судья  или  помощник  прокурора (прокуроров,  как  правило,  сейчас  в судах не  бывает)  замечают,  а  почему  раньше не  обжаловали  те  либо иные  действия  следователя, не  требовали  производства  отдельных  действий,  направления  запросов  и  т.д.,  не  имея  возможности обозреть  при этом,  что  жалобы  на  эти действия  подавались,  однако  оставлены  без  разрешения  по  тем  либо иным  мотивам.  А  претензии  возникают  из-за  того,  что  материалы  по  подаваемым ранее жалобам на  действия  следователя  хранятся  отдельно  и  к  материалам  основного дела  не приобщаются,  даже  если  и  просишь  об этом. 

 

При  рассмотрении  ходатайств  следователя  о  применении  меры  пресечения  в виде  заключения  под  стражу  очень  часто  суды  из-за  поспешной  срочности не привлекают  адвоката  по  соглашению  (бывает  так,  что он  в  этот день занят  в  другом  процессе),  а  назначают  защитника в  порядке  ст.51  УПК  РФ,  и  часто  помимо  воли  обвиняемого  (подозреваемого).  При этом  грубейшим образом  игнорируются  права  обвиняемого  (подозреваемого),  гарантированные  ч.3  ст.50  УПК  РФ,  то  есть  право  предоставить  возможность  в  течение  5  суток  пригласить  другого  защитника,  которого пожелает  сам  обвиняемый  либо  подозреваемый, если не  явится  защитник,  с  которым  уже  имеется  соглашение на защиту.  При этом,  как  я  указал  выше, многие  документы  остаются  у временного  адвоката  по назначению  и не  попадают  в уголовное дело.

 

Довольно длительное время одно из важнейших мест в характеристике процессуальной формы, действующей в уголовном судопроизводстве, принадлежало ее однородности (единству). Единство уголовного судопроизводства, по общепризнанному мнению, выступало в качестве правовой и структурной основы процессуальной деятельности ведущих звеньев правоохранительных и судебных органов, оказывало непосредственное влияние на характер реализации институтов материального права и его конечные результаты.

Под единством уголовно-процессуальной формы понимается порядок производства, который служит одним и тем же задачам, основан на единых принципах, предусматривает одинаковые процессуальные средства установления фактических обстоятельств дела, единые формы решений. (Добровольская Т.Н., Элькинд П.С. Принципиальное единство уголовно-процессуальной формы - важная гарантия законности правосудия и прав личности. Ярославль, 1977. С. 4-8; Строгович М.С. О единой форме уголовного судопроизводства и пределах ее дифференциации // Соц. законность. 1974. N 9. С. 52).

 

К  сожалению,  практика  сложившаяся  порочная  практика ведения  уголовного процесса  приводит к  размыванию единства  этого  процесса  по  уголовному делу  («Уголовно-процессуальный закон: незаконченная реформа», О. Химичева, доктор юридических наук, профессор, заместитель начальника кафедры уголовного процесса ФГОУ ВПО "Московской университет МВД Российской Федерации", "Право и жизнь", N 5, апрель 2010 г.).

По  моему  мнению,  необходимо  по  всем  уголовным  делам  заявлять ходатайства  о  запросе и  приобщении  к  уголовному  делу   всех материалов  по  поданным  в  ходе  предварительного расследования жалобам,  материалов  из  надзорного производства,  материалов  из  судов  о  применении  меры  пресечения  в виде  заключения  под  стражу  и   продления  сроков  содержания под  стражей,  чтобы  в  суде  при рассмотрении  уголовного дела  по  существу  был  отражен  в  полной  степени  весь  процесс  досудебной  стадии,  чтобы не  возникали  вопросы  типа:  А  Вы  ранее  это обжаловали?  А  где  документы,  подтверждающие  болезнь  подзащитного?  И  т.д.  и т.п.  И  только  тогда  можно  говорить  о  полноте  и  объективности  судебного  разбирательства по делу.

 

Адвокат

                                                                            М.И.Трепашкин

 

1  апреля  2014 года

 


Полный список новостей»

Контакты