Статьи Михаила Трепашкина

19.04.2014 Обвинение «до кучи». Почему суду не хочет разобраться?

           Обвинение  «до  кучи».   Почему  суду  не хочет  разобраться?

 

 

                                                                   В  судебную  коллегию  по  уголовным 

                                                                   делам Московского городского  суда 

                                                                   города  Москвы

                                                                  

                                                             от  адвоката коллегии  адвокатов  «Трепашкин 

                                                                   и  партнеры»  города  Москвы

                                                                   Трепашкина  Михаила Ивановича, 

                                                                   рег.№  77/5012 в реестре  адвокатов

                                                                   гор.Москвы, адрес  коллегии  адвокатов: 

                                                                   125047, гор.Москва, Триумфальная пл.,        

                                                                   дом 1,  стр.1, офис 316,  тел. 8 (499) 250-

                                                                   85-30,   ….

                                                                                                                        

                                                                   в  защиту обвиняемого Трепетова  Олега

                                                                   Евгеньевича (ордер прилагается)

 

 

 

Апелляцинная   жалоба

на приговор Дорогомиловского  районного  суда   от 8 апреля  2013 года

 в  отношении  Трепетова  О.Е.

  порядке  п.3  ч.2  ст.389.3 УПК  РФ) 

 

Город Москва                                                                                17 апреля  2014 года

 

         8  апреля  2014 года приговором  судьи Дорогомиловского  районного  суда  гор.Москвы Солоповой  О.Н. (единолично)  Трепетов  Олег  Евгеньевич  признан  виновным  в  совершении  преступления, предусмотренного  ч.1  ст.293  УК  и  ему  назначено  наказание  в  виде исправительных  работ  сроком  на  10 (десять)  месяцев  с  удержанием  из  заработной  платы  10%  в  доход  государства,  а также на  основании  ч.3  ст.47  УК  РФ  назначено  дополнительное  наказание   в  виде  лишения  права  занимать должности  на  государственной  службе  в  органах  власти  и  управления,  в  том  числе  в  правоохранительных  органах,  связанных  с  выполнением  организационно-распорядительских,  административно-хозяйственных  и  властных  функций  сроком  на  2  (два)  года.

          По  этому  же  делу  осуждены Виноградов  В.В.  и Никитин  М.М.   каждый   к  исправительным  работам сроком  на    7  месяцев  с  удержанием  из заработной  платы  10%  в  доход  государства

       

           Считаю  указанный  приговор от  8  апреля 2014 года в  отношении  Трепетова  О.Е. незаконным,  необоснованным  и несправедливым по  следующим  основаниям:

I.     Выводы  суда  в  приговоре о  виновности  Трепетова  О.Е.  не   соответствуют  фактическим  обстоятельствам  дела  и  не  основаны  на  имеющихся  в  деле  доказательствах.

          В  ходе  судебного  заседания  установлена  конкретная  причина  побега Шпанарского  И.В. – не  исполнение  конвоирами  Виноградовым  В.В.  и  Никитиным М.М.  требований  пункта 76  «Решения  на  охрану,  конвоирование  и  содержание  подозреваемых  и обвиняемых  в  совершении  преступлений  на  2013 год» (приложение  к  приказу  ГУ  МВД  России  по  гор.Москве  от  27  декабря  2012 года  № 1375 дсп),  который  записан  следующим образом:

            «…76.  Конвоирование  подозреваемых и  обвиняемых  в  туалетную  комнату  осуществляется  по одному,  во  время  охраны  конвоируемого  лица  в  туалетной  комнате   в  ней  должен находиться  сотрудник  одного  пола  с  охраняемым,  который  располагается   возле  окна  (при  его наличии),  второй  сотрудник   располагается  на  расстоянии  не  более  одного  метра  от двери  туалетной  комнаты,  в  тех  случаях,  когда  в  составе конвоя  два  сотрудника  одного пола   с  конвоируемым,  охрану в  туалетной  комнате  осуществляют  два  сотрудника,  один  - возле  окна (при  его наличии),  второй  -  возле  двери  внутри  помещения.  Дверь  туалетной  кабины  во  время  нахождения   в  ней  охраняемого  лица  остается открытой,  наручники  снимаются.  Перед  помещением   в  туалет  конвоируемое лицо  осматривается  конвоиром,  далее  конвоиром  осматривается  туалетная  кабина,  в  которую  будет  помещен  конвоируемый,  а  также  расположенный  в  кабине  бачок  унитаза,  все  предметы,  запрещенные  к  хранению  в  местах  содержания  под  стражей,  изымаются». 

                  Это  неисполнение  выразилось  в  том,  что  Виноградов  В.В.  и  Никитин  М.М. оставили  Шпанарского  И.В.  одного  в туалетной  комнате   без  наручников,  а  сами  вышли  в  коридор  и  стояли  снаружи  туалетной  комнаты.   В  ходе  предварительного  расследования  и  судебного заседания  обвиняемые  Виноградов  В.В.  и  Никитин  М.М.   подтвердили,  что  именно эти  их   неправильные  действия  и  дали  возможность  Шпанарскому  И.В.  сбежать,  а  Трепетов  О.Е.   сделал  все,  как  положено  по нормативным  актам.  

        Каких-либо  других  причин  побега  не  установлено.  Все  остальные  действия  всех  обвиняемых  не  являются  причиной  побега  и не  попадают  под  действие  ст.293  УК  РФ.  

      Все  действия  Трепетова  О.Е.  выполнены  им  в  соответствии  с  требованиями  служебных приказов,  наставлений  и должностных  Инструкций,  и  не  имеют  какой-либо  причинно-следственной  связи  с   фактом  побега  Шпанарского  И.В.

          Действия  сотрудников  конвоя  при  сопровождении  охраняемого лица  в  туалетную  комнату  входят  в  обязательную  профессиональную  подготовку,  поэтому  отдельного инструктажа  от  Трепетова  О.Е.  как  старшего  конвойной  группы  не  требовалось.  Это  подтвердили  допрошенные  в судебном  заседании  руководители  конвойных  подразделений:

              -  Посысаев  А.В.  и 

               - Филиппов А.В.

    Их  показания  согласуются  с  текстами  исследованных  в судебном  заседании (в  части)  приказом №  140   от  7  марта  2006  года  и  «Решения  на  охрану,  конвоирование  и  содержание  подозреваемых  и обвиняемых  в  совершении  преступлений  на  2013 год».  Во  всех  учебных  пособиях  записано:

 

         Таким  образом,  очевидно,  что  причина  побега  в  том,  что  конвоиры Виноградов  В.В.  и  Никитин М.М.  (назначенный  в  то  время  старшим  наряда  по  сопровождению  охраняемого Шпанарского  И.В. в  туалет) не  остались  в  туалетной  комнате  вообще,  хотя  в ней  было окно.

        Из  требований  нормативных  актов  четко  следует,  что один  из конвоиров  ОБЯЗАН  стоять  у  окна, вне  зависимости  от того, есть  на  окне  решетка  или  ее  нет.

         Какой-либо   причинно-следственной связи  между неисполнением  этих  действий  Виноградовым  В.В.  и  Никитиным  М.М.  и  какой-либо  халатностью  Трепетова  О.Е.  не  имеется.   Причинно-следственной  связи  между   якобы  не  исполнением  Трепетовым  О.Е.  п.207  «Наставления  по  служебной  деятельности  изоляторов  временного  содержания  подозреваемых  и обвиняемых  органов  внутренних  дел,  подразделений охраны  и  конвоирования  подозреваемых  и обвиняемых»  (приложение  к  приказу  МВД  России  от  7  марта  2006  года  № 140дсп)  и  побегом  Шпанарского  И.В. -  не  имеется.  Таких  причин  судом не  было  установлено.

          Дополнительно  виновным  в  таком  случае  можно  признать   лишь  лица,  отвечающего  за  профессиональную  подготовку  Виноградова  В.В.  и  Никитина  М.М.,  но это  не  Трепетов  О.Е.,  а  их  руководители  по  месту  службы.

          В пункте типового Должностного регламента  (должностной  инструкции)  полицейского  (конвоя)  группы  охраны  и  конвоирования  подозреваемых  и  обвиняемых  Отдела  МВД  России  по району  Солнцево  гор.Москвы  четко  записано:

       «…3.  Полицейский  конвоир  обязан:

        …неотлучно находиться рядом  с  конвоируемым  (охраняемым)  независимо  от  места  его нахождения  (квартира,  кабинет  мед.работника,  больничная  палата,  автомашина,  туалетная  комната и  т.п.)  и  вести  постоянный  надзор  за  его  поведением;…». 

          В  обязанности  старшего группы  конвоя  это не  входит.

          Я  считаю,  что  виновная  халатность  Трепетову  О.Е.  необоснованно  подтянута  за  счет  широкого  толкования  внутриведомственных  приказов  и  иных правовых актов.    При  таком  подходе  виновным   нужно объявить  не  руководителя  конвоя  Трепетова О.Е.,  а  руководителя  подразделения  охраны  и  конвоирования    Филиппова  А.В. в  соответствии  с  п.47   «Решения  на  охрану,  конвоирование  и  содержание  подозреваемых  и обвиняемых  в  совершении  преступлений  на  2013 год» (приложение  к  приказу  ГУ  МВД  России  по  гор.Москве  от  27  декабря  2012 года  № 1375 дсп),  где  говорится:

       «…47. Руководитель  подразделения  обязан  прибыть лично,  либо  обеспечить  прибытие  своего  заместителя  или ответственного   от руководящего  состава (в  строевом  подразделении  охраны  и  конвоировании,  командира  либо заместителя  командира  роты,  взвода)  в  лечебное  учреждение,  осмотреть  место  содержания,  где  будет охраняться  подозреваемый  или обвиняемый.  При необходимости  внести руководству  лечебного  учреждения  предложения  по  усилению  режима  охраны.  После  чего  на  месте  определить  порядок  охраны,  поставить  соответствующие  задачи  сотрудникам  наряда».

      Как  показала  сотрудница  ГК  УЗ  Московский  научно-практический  центр  борьбы  с  туберкулезом  филиала  ЗАО  Воробьева  Т.И.,  конвой  стал  систематически привозить   к  ним  на  обследование охраняемых  лиц,  однако  до этого  никто из  руководителей  не  приехал  в  их  лечебное  учреждение  и  не  осмотрел его   из  режимных  соображений.   

         Необходимо  отметить,  что  величайшая  халатность  именно  со  стороны  руководства  подразделения,  а  не  Трепетова  О.Е.,  была  допущена  при  конвоировании  4-х  задержанных  (включая  Шпанарского  И.В.)   5  августа  2013 года.  Пункт  73  «Решения  на  охрану,  конвоирование  и  содержание  подозреваемых  и обвиняемых  в  совершении  преступлений  на  2013 год» (приложение  к  приказу  ГУ  МВД  России  по  гор.Москве  от  27  декабря  2012 года  № 1375 дсп)  гласит:

       «…73. Охрана  и  пешее  конвоирование  подозреваемых  и обвиняемых  вне  зданий  ИВС  и  СИЗО  осуществляется  из расчета  два  сотрудника  на  одного  конвоируемого».  Если  несколько  охраняемых, то  общее  количество  конвоя  должно  быть на  1  человека больше,  чем  количество  охраняемых.   Как  установлено  в  ходе  судебного заседания,  5  августа  2013 года  на  4-х  охраняемых    частности, Шпанский  И.В., Манталуца Виталие, Манолиа  Валерий  и  еще  одна  задержанная  из  ОВД  «Вернадский»)  в  конвое  было  только 4  человека. 

          Сотрудница  ГК  УЗ  Московский  научно-практический  центр  борьбы  с  туберкулезом  филиала  ЗАО  Воробьева  Т.И.  показала  в  суде,  что  в  туалет  Шпанарского  И.В.  повели  на  1  этаж,  недалеко  от  входа   в  тубдиспансер  и  от спецавтомашины  («автозака»).  Это  был  туалет  для  детей, хотя  туалет  для  обычных взрослых посетителей  расположен на  4  этаже.  Это решение  было  принято  с  учетом  изучения  обстановки  в  тубдиспансере,  маршрут  сопровождения  в туалетную  комнату  был  избран  верно,  соответствовал  целям  безопасности,   ибо  сопровождение  на  4-ый  этаж  было  бы  менее  надежным,  с учетом  посторонних посетителей  учреждения.  И  если  бы  верно  было  выполнено  требование  п.76  Решения  конвоирами Никитиным  М.М.  и Виноградовым  В.В.,  то никакого побега  и  быть не  могло.

           В  подтверждение  указанных  выше  доводов  о  невиновности  Трепетова  О.Е.   мною  были  приведены  следующие  факты:

 Согласно текста  обвинительного  заключения  Трепетов  Олег  Евгеньевич  обвиняется  в  том,  что 5  августа  2013 года  он якобы совершил  халатность, выразившуюся  в  следующем:

 не  исполнение  должностным  лицом своих обязанностей

 вследствие  недобросовестного  и 

                       небрежного отношения  к  службе,

что  повлекло  существенное  нарушение  прав  и  законных  интересов  общества  и государства,

а  именно: 

не исполнил  требования  п.207  «Наставления  по  служебной  деятельности  изоляторов  временного  содержания  подозреваемых  и обвиняемых  органов  внутренних  дел,  подразделений охраны  и  конвоирования  подозреваемых  и обвиняемых»  (приложение  к  приказу  МВД  России  от  7  марта  2006  года  № 140дсп),  который  расположен  в разделе  3  («Назначение,  обеспечение,  вооружение  конвоя  и  порядок  организации  и несения  службы»)  главы  IV  («Конвоирование  подозреваемых  и обвиняемых»),  а  именно  в  том,  что  он, будучи  старшим  группы  охраны  и  конвоирования  подозреваемых  и обвиняемых:

-  не  исследовал  обстановку  в   туберкулезном  диспансере  - филиале  по  ЗАО  ГК  УЗ  Московский научно-практический  центр  борьбы  с  туберкулезом;

-  не  исследовал  маршрут  конвоирования  задержанного Шпанарского  И.В.  в  туалетное  помещение  и  ее  особенности;

-  не  подготовил  Виноградова  В.В.  и  Никитина  М.М.  к  выполнению  указанной  задачи;

-  не  установил  порядок  взаимодействия  между  Виноградовым  В.В.  и  Никитиным М.М.  и

-  не  проверил  их  знания  на  случай  чрезвычайных  обстоятельств.

Именно  эти  5  бездействий  вменены  моему  подзащитному  в вину  и  квалифицируются по  ч.1  ст.293  УК  РФ.

Неисполнение  Трепетовым  О.Е. именно  этих  перечисленных требований  п.207  Наставления якобы  и привело,  по  мнению  предварительного  расследования  и  суда,    к  тому,  что  сотрудники  конвоя  Виноградов  В.В.  и  Никитин М.М. (назначенный  Трепетовым  О.Е. старшим  в  этом  наряде  конвоя)  нарушили  п.76  Решения  на  охрану,  конвоирование  и  содержание  подозреваемых  и обвиняемых  в  совершении  преступлений  на  2013 год,  утвержденного  приказом  ГУ  МВД  России  по городу  Москве  от  27  декабря  2012 года    137. 

Защита  считает,  что  3  последних  абзаца  из  обвинения  Трепетову  О.Е.,  где  описываются  действия  Виноградова  В.В.  и  Никитина  М.М.    отсутствие  Трепетова  О.А.),  выразившиеся  в нарушении  ими  п.76  Решения,    вменены  моему  подзащитному  с нарушением  ст.5 УПК  РФ.   

Статья 5  УПК  РФ  («Принцип вины»)  гласит:

«1. Лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина.

2. Объективное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается».

 Указанное  выше  обвинение  необоснованное по  следующим  причинам:

1.   Ни  один  из 5-ти  вменяемых   Трепетову  О.Е.   бездействий  из  п.207    «Наставления  по  служебной  деятельности  изоляторов  временного  содержания  подозреваемых  и обвиняемых  органов  внутренних  дел,  подразделений охраны  и  конвоирования  подозреваемых  и обвиняемых»  (приложение  к  приказу  МВД  России  от  7  марта  2006  года  № 140дсп),   не  имеет  причинно-следственной  связи  с  тем,  что  Никитин М.М. и  Виноградов  В.В. не  исполнили  своих  профессиональных  действий,  прямо  указанных  в  п.76  «Решения  на  охрану,  конвоирование  и  содержание  подозреваемых  и обвиняемых  в  совершении  преступлений  на  2013 год»,  когда  сопровождали  охраняемого  Шпанарского  И.В.  в  туалетную  комнату.   В  ходе  судебного  разбирательства  таких  причинно-следственных  связей  не обнаружено.  Для сопровождении  охраняемого Шпанарского  И.В. в  туалетную  комнату   старший  конвоя (Трепетов  О.Е.),   как  требуют специальные нормативные  акты,  выделил наряд из  2-х  сотрудников конвоя,  назначив  в  нем  старшим  Никитина М.М.   Инструктировать  при этом  наряд,  как  им  вести  задержанного  и  как  осматривать  туалетную  комнату  -  не  входит  в  обязанности  старшего  конвоя.  Идти  самому  и  осматривать  туалетную  кабину  и  туалетную  комнату  -  также  не  входит  в  обязанности  старшего  конвоя  (конвойной  группы).      

2.   Суд не  дал  оценку  тому  факту,  что   при  предъявлении  обвинения  Трепетову  О.Е. применены  не  та  глава  и  не  тот раздел  «Наставления  по  служебной  деятельности  изоляторов  временного  содержания  подозреваемых  и обвиняемых  органов  внутренних  дел,  подразделений охраны  и  конвоирования  подозреваемых  и обвиняемых»,  которые  применимы  в  случаях  побега  охраняемого лица  из  медицинского  учреждения.

Во-первых,  из  материалов  уголовного  дела видно,  что  вменяемые события  происходили  в  филиале по  ЗАО  ГК  УЗ Московский  научно-практический  центр  борьбы  с  туберкулезом,  куда  привезли  задержанного  для  медосмотра.  Это  -  лечебное  учреждение  органов  здравоохранения. 

Значит,  применительно  к  обстоятельствам  дела  необходимо  было применять  раздел  3 «Обеспечение  охраны  подозреваемых  и обвиняемых  в  лечебных  учреждениях  органов  здравоохранения»  главы VОсобенности организации  и  несения  службы  в  изоляторах  временного содержания,  подразделениях  охраны  и  конвоирования»)  названного  Наставления,  где  конкретно  в  п.335  указано,  как  осуществляется  нарядом  вывод   подозреваемых  и обвиняемых   в  туалет и на процедуры.  Там  же  расписаны   конкретные  действия:  «один  сотрудник  наряда  располагается  у  окна (окон),  другой  -  у  двери (дверей)».

Кроме  того,  там  конкретно указано,  что  состав  такого конвойного наряда  должен  состоять  из  2  сотрудников,  один  из  которых  назначается  старшим  (он  и   определяет  взаимодействие  между ними)  - п.331.  Такое  же  положение  сохраняется  и  в  иных  случаях  (п.300).

В  п.332  Наставления  четко  указано,  что  старший  наряда (из  этих  2-х  сотрудников)  тщательно осматривает  окна,   двери  и  т.д.,  убирает  предметы,  которые  могут  быть  использованы  для  совершения  побега  и  иных  противоправных  действия.

В  п.п.319  и  327  Наставления  четко  указано,  что  во  всех  случаях:

     -  посещения  санпропускников, 

     -  нахождения  в  бане,

     -   временного  нахождения  в  любом  другом  помещении,

конвоиры  располагаются  у  окон  и дверей,  при  том  старший  из наряда  -  у  дверей.

 

Пункт 76  Решения  на  охрану,  конвоирование  и  содержание  подозреваемых  и обвиняемых  в  совершении  преступлений  на  2013 год  лишь  дублирует  Наставление  вышестоящей  инстанции.  И  он  еще  раз  убедительно  указывает,  что  осмотр  туалетной  комнаты  должен  производить  конвоир,  назначенный  старшим  из тех  2-х  сотрудников,  которые сопровождают  охраняемого  лица  в  туалетную  комнату.  В  обязанности  старшего  всего  конвоя  не  входит  идти  и осматривать  туалетную  комнату  перед  тем,  как  охраняемого  поведут  туда  2  конвоира.

Во-вторых.  Изложенное  выше  -  азбука  работы  конвоиров,  которую  усваивают  при обучении,  поэтому  конкретного  инструктажа  от  старшего группы  конвоя  после  определения  двум  сотрудникам (наряду) задачи  по   сопровождению задержанного  в  туалет,  с  назначением  одного из  них  старшим,  о  том,  как  им  распределить между  собой  обязанности  по  осмотру  туалетной  комнаты,  как  им  взаимодействовать  между  собой,  где  кому  из  них  стоять  и  что  конкретно  осмотреть -  не  требуется  со  стороны  старшего  конвоя.  В  противном  случае  можно  вести речь  о  полной  профнепригодности  конвойных.  Ведь  они  изучали  это,   неоднократно  сдавая  зачеты  по  знанию  приказов,  в  том  числе  пункт 76  Решения  на  охрану,  конвоирование  и  содержание  подозреваемых  и обвиняемых  в  совершении  преступлений  на  2013 год.  

Профессиональное  обучение  ведет не  Трепетов  О.Е.

О  том,  что  все  сотрудники  конвоя  в  обязательном  порядке  в  рамках  профессиональной  подготовки  изучали  Решения  на  охрану,  конвоирование  и  содержание  подозреваемых  и обвиняемых  в  совершении  преступлений  на  2013 год,  в  том  числе  п.76 с  порядком  сопровождения  охраняемого лица  в  туалетную  комнату  -  подтвердили  руководящие  сотрудники  конвойных  подразделений   свидетели Посысаев  А.В.  и  Филиппов А.В.

Кроме  того,  при  осмотре  по  уголовному  делу  приказа  № 1375дсп  от  27  декабря  2012 года,  к  нему  был  прикреплен  лист   с  резолюциями  от   11  января  2013 года   А.В.Терентьева:  «Пр.  принять  к  руководству, довести до  сведения  личного  состава,  организовать изучение,  исполнение  и  контроль   за  выполнением».    Разумеется,  что  эта  резолюция  была  адресована не  к  Трепетову  О.Е.,  имевшему  более  низкую служебную ступень.  Следовательно,  за  неисполнение  сотрудниками  конвоя  Виноградовым  В.В.  и  Никитиным  М.М.  п.76  Решения на  охрану,  конвоирование  и  содержание  подозреваемых  и обвиняемых  в  совершении  преступлений  на  2013 год,  должны  нести  ответственность  именно  те,  кто  должен  был  организовать не  только  изучение  названного приказа  с  приложением  Решения,  но  и контроль за  исполнением  положений  приказа. 

 

3.    Последствия  (побег  Шпанарского  И.В.)  и  нарушения  п.76 Решения  на  охрану,  конвоирование  и  содержание  подозреваемых  и обвиняемых  в  совершении  преступлений  на  2013 год  со  стороны  конвоиров  Никитина  М.М.  и  Виноградова  В.В.  никак  не  связаны  с «бездействием»  Трепетова  О.Е.,  выразившимися  в  следующем:

-  не  исследовал  обстановку  в   туберкулезном  диспансере  - филиале  по  ЗАО  ГК  УЗ  Московский научно-практический  центр  борьбы  с  туберкулезом  и

-  не  исследовал  маршрут  конвоирования  задержанного Шпаранского  И.В.  в  туалетное  помещение  и  ее  особенности.

 

Все  это  было  исследовано (обстановка  в  тубдиспансере),  установлен  был  безопасный  маршрут  конвоирования  Шпанасркого  И.В.  в  туалетную  комнату,  расположенную  на  ближайшем  расстоянии  от  спецавтомашины  конвоя (1 этаж,  недалеко  от  входа)  и  место,  где  было наименьшее  число  посторонних  лиц.

 

    Обстановка  в  тубдиспансере,  маршрут  конвоирования  до  туалетного помещения  и  особенности  этого  маршрута  -  никак  не  связаны  с  побегом  и  нарушением  общеизвестного  для  конвоя порядка вывода   в  туалет  подозреваемых  и обвиняемых  со  стороны наряда  в  лице  Никитина  М.М.  (старшего)  и  Виноградова   В.В.

Понятие  в  приказе    140  ДСП «Исследовать обстановку»  в  тубдиспансере  - не  подразумевает  осмотр  туалетной  комнаты  и  унитаза.

Кроме  того,  в  п.207  Наставления  не  указана  обязанность  исследовать обстановку  в  тубдиспансере  и  исследование  маршрута  конвоирования  внутри  медучреждения.  Там  речь  идет  об  обстановке  в  месте  несения  службы  и  изучение  обстановки  на  маршруте  движения  при  перевозках  конвоируемых,  а  также  особенностях  обстановки   на  маршруте  движения.

3.  Не  относятся   к  вменяемому  Трепетову  О.Е.  бездействию  и  то,  что  якобы  он:   

-  не  подготовил  Виноградова  В.В.  и  Никитина  М.М.  к  выполнению  указанной  задачи;

-  не  установил  порядок  взаимодействия  между  Виноградовым  В.В.  и  Никитиным М.М.  и

-  не  проверил  их  знания  на  случай  чрезвычайных  обстоятельств.

 

Как следует  из  исследованных  приказов,  Наставления  и  Решения,  все  указанные  действия  относится  в  целом  к  профессиональной  подготовке сотрудников  конвоя  и конвоированию  на  маршруте  доставки,   и  никак  не  относится  к  тому,  что произошло  в   туалетной  комнате  тубдиспансера 5  августа  2013 года.  А, кроме  того,  в  п.207  эти  обязанности  записаны  в  несколько иной  редакции.

Трепетов  О.Е.   поставил  задачу  2-м  сотрудникам  конвоя  сводить  Шпанарского  И.В.  в  туалет,  назначил  старшим  Никитина  М.М.  и  указал  о необходимости  соблюдения  всех  правил  конвоирования. Он  выполнил  все  требования  Наставления  для  таких  случаев.  Самому  идти  в  туалет  для  осмотра  комнаты,  расставлять  у  окна  и двери  Никитина  и  Виноградова  от  Трепетова  как  старшего  конвоя  -  не  требовалось,  ибо  был назначен  старший  наряда из  группы  конвоя  для  сопровождения  задержанного  в  туалет.  В  ходе  судебного заседания  не  установлено  ни  одного  обстоятельства,  ни одного  пункта  какого-либо  приказа,  требующего  именно  от  Трепетова  О.Е.  личного осмотра  туалетной  комнаты  либо   проверки  знаний  Виноградова  и  Никитина,  как  организовать  охрану  Шпанарского в  туалете.

Якобы  неисполнение  Трепетовым  О.Е.  указанных  выше  5  элементов  бездействия  никак  не  связаны  с  нарушением  Виноградовым  В.В.  и  Никитиным М.М. пункта 76  Решения  на  охрану,  конвоирование  и  содержание  подозреваемых  и обвиняемых  в  совершении  преступлений  на  2013 год,  ибо  знание  Решения  входит  в  программу  обязательной  подготовки  конвоиров  и  дополнительного разъяснения  (обучения)  от  старшего  конвоя  не  входит  в  обязанности  последнего.  Он  лишь  определяет  тактику  действий  на  маршруте  с  учетом   планируемой  заранее  и  сложившейся  реально  обстановки.     

Данных  о  том,  что  Трепетов  О.Е.  небрежно  и  недобросовестно  исполнил  свои  конкретно  указанные  в  должностной  инструкции  или  конкретном  приказе обязанности  -  в обвинении  не  имеется.

Из  теории российского  уголовного права  следует,  что неисполнение обязанностей заключается в фактическом бездействии при наличии обязанности действовать тем или иным образом. Ненадлежащее исполнение обязанностей - это исполнение обязанностей с нарушением требований, предъявляемых к деятельности должностного лица (нарушение сроков, допущение ошибок, неточностей и т.п.). И неисполнение, и ненадлежащее исполнение обязанностей должно являться следствием недобросовестного или небрежного отношения должностного лица к службе.

Важным моментом для наличия состава преступления является фактор наличия реальной возможности (объективной и субъективной) для исполнения (надлежащего исполнения) своих обязанностей. Наличие реальной возможности означает, что лицо могло исполнить свои обязанности при конкретных внешних условиях, а также имело к этому субъективную возможность, т.е. имело необходимый уровень профессиональной подготовки, опыт, не находилось в состоянии болезни, препятствующем выполнению служебных функций, и т.д. Если реальная возможность для исполнения обязанностей отсутствует, то отсутствует и признак недобросовестного или небрежного отношения к службе, что исключает рассматриваемый состав преступления.

 

В  обвинении  моему  подзащитному  необоснованно  указано  следующее:

«Виноградов  В.В.  и  Никитин  М.С.,  выполняя  указание  Трепетова  О.Е.,  в нарушение  п.76  Решения  на  охрану,  конвоирование  и  содержание  подозреваемых  и  обвиняемых  в  совершении  преступлений на  2013 год,  утвержденный  приказом  ГУ  МВД  России  по г.Москве  от  27.12.2012    137  (далее  Решение)  при  конвоировании  Шпанарского  И.В.  в  туалетное  помещение, не  входя  в  него,  визуально  осмотрели  помещение,  не  проверив  наличие  замка  на  решетке  окна,  не  распределив  свои  места  охраны  возле  окна  помещения, и  на  расстоянии  не  более  одного метра  от  двери  туалетного помещения,  после  чего  оставив  Шпанарского  И.В.  одного  в  туалетном  помещении,  стали ожидать  его  в  коридоре  указанного  диспансера  за  дверью  туалетного  помещения». 

Кто  визуально  осмотрел  туалетное  помещение,  не  входя  в  него? -  Виноградов  и  Никитин,  профессиональные  конвоиры,  прошедшие  соответствующее  обучение  и  обязанные  знать  приказ    140 ДСП  с  Наставлением  и  Решение    76.  Обязан  ли  бы  Трепетов  О.Е.  проверять  знание  этими  2-мя  конвоирами  приказа    140  ЛСП  и  Наставления  в  момент  нахождения  в  тубдиспансере?  -  Нет.

На  основании  всего  выше  изложенного,   я  считаю,  что  мой  подзащитный  Трепетов  Олег  Евгеньевич  необоснованно  обвинен  в  преступном  бездействии -  ч.1  ст.293  УК  РФ.

Вину  Трепетова  О.Е.  не  подтверждают  и  исследованные  в  судебном  заседании  «доказательства  обвинения»:

1.  Должностной  регламент  старшего  полицейского  группы  охраны  и  конвоирования    подозреваемых  и  обвиняемых  отдела  МВД  России  по району  Солнцево  гор.Москвы,  где  перечислены  обязанности  Трепетова  О.Е.

л.д.251-255

В  этом  списке  нет  ни  одного  пункта,  который  не  был  бы  выполнен  Трепетовым  О.Е.  5  августа  2013 года.  Как  видно из  теста  обвинения,  Трепетову  О.Е.  не  вменяется  неисполнение  указанных  в  должностном  регламенте  обязанностей. 

2.  Выписка  из  Наставления  по  служебной  деятельности  изоляторов  временного содержания  подозреваемых  и  обвиняемых  органов  внутренних  дел,  подразделений  охраны  и  конвоирования  подозреваемых и обвиняемых,  утвержденного  приказом  МВД  России  от  7  марта  2006  года    140  ДСП

л.д.110-114

В  этом  списке также  нет  ни  одного  пункта,  который  не  был  бы  выполнен  Трепетовым  О.Е.  5  августа  2013 года. 

3.    Свидетель  Филиппов  А.В.  показал,  что   он  инструктировал  весь  состав  конвоя,  что  все  проходят  обязательную  профессиональную  подготовку,  в  том  числе  по  знанию  приказов.  Следовательно,  Трепетову  О.Е.  не  нужно  было  дополнительно  инструктировать  Виноградова  и  никитина,  как  им  вести себя  в  туалетной  комнате.

4.  Свидетели  Требунских  Ю.Е. и  Воробьева  Т.И. вообще ничего не  показывают  о  виновности  Трепетова  О.Е.

 

II.  Трепетову  О.Е. назначено  несоизмеримо  строгое  наказание.

            

              Как  усматривается  из  текста  приговора,  у  Трепетова  О.Е.  имеются  смягчающие  обстоятельства  и  отсутствуют  отягчающие. 

Важнейшее смягчающие  обстоятельства -  п.  «г»  ч.1  ст.61  УК  РФ  (наличие  2-их малолетних  детей:  дочь  2005  г.рождения  и  сын  2013 г.рождения,  грудного  возраста).   Трепетов  О.Е.  женат,  отношения  в семьи  хорошие. Вся  семья   Трепетова  О.Е.  в  настоящее  время   находится  на  его иждивении. 

 

Обстоятельств,  отягчающих наказание,   не  имеется.  Это  следует и  из  текста  приговора.

 

Трепетов  О.Е.  имеет  положительные  характеристики  по  месту  работы  и жительства.  Ранее  судим  не  был,  к  уголовной  ответственности не привлекался.   Он  много лет  проработал  в  системе  МВД  России,  рискуя  жизнью  занимался  конвоированием  и  охраной  задержанных  и  содержащихся  под  стражей,  доставлял  арестованных  в суды.

 

  За  образцовое  исполнение  своих  служебных  обязанностей  Трепетов  О.Е. многократно  поощрялся  руководством,  в  частности:

-  приказом  ГУ  МВД  России  по городу  Москве  от  7 ноября 2012 года    1858  награжден  медалью  МВД  «За  отличие  в  службе», 

-  от  имени  Министра  внутренних  дел  Российской  Федерации  в  соответствии  с  приказом  ГУ  МВД  России  по городу  Москве от  2  апреля  2007 года    497  награжден нагрудным  знаком «200  лет  МВД  России»  (копии документов приобщены  к уголовному   делу).

 

          Изложенное  обоснованно  было признано судом  смягчающим  обстоятельством  на  основании  ч.2  ст.61  УК  РФ.

         Имелись  все  основания (в случае  признания  Трепетова  О.Е.  виновным)   для  применения  к  нему  ст.73  УК  РФ  и  назначить  условное  наказание.

Пункт  12 Постановления  Пленума  Верховного  Суда  РФ  от  29  апреля  1996  года    1  «О  судебном  приговоре»  указывает: «Суды не должны допускать фактов назначения виновным наказания, которое по своему размеру является явно несправедливым как вследствие мягкости, так и вследствие суровости. В соответствии с законом (ст. 60 УК РФ) суд при назначении наказания обязан учитывать характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи. Исходя из этого, в приговоре необходимо указывать, какие обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности подсудимого, а также иные обстоятельства, характеризующие его личность, доказаны при разбирательстве уголовного дела в соответствии с требованиями ст. 73 УПК РФ и учтены судом при назначении наказания».

       Не  обосновано  назначение  Трепетову  О.Е.  дополнительного наказания  в  виде  лишения  права  занимать должности  на  государственной  службе  в  органах  власти  и  управления,  в  том  числе  в  правоохранительных  органах,  связанных  с  выполнением  организационно-распорядительских, административно-хозяйственных  и  властных  функций  сроком  на  2  (два)  года.

      Другие  доводы  будут изложены  в  выступлениях  непосредственно при рассмотрении   апелляционной  жалобы.

                    На  основании  выше  изложенного,  руководствуясь   ст.46  Конституции  Российской  Федерации,  главой 45.1  Уголовно-процессуального  кодекса  РФ,  -

 

П Р О Ш У:

 

Отменить  приговор  Дорогомиловского районного  суда  гор.Москвы    от  8  апреля  2014 года в  отношении   Трепетова  Олега  Евгеньевича  по  изложенным  в  данной жалобе  основаниям  и прекратить  в  отношении  него уголовное  дело по ч.1  ст.293  УК  РФ за  отсутствием  в  его  деяниях  состава  преступления,   то  есть  на  основании  п.2 ч.1  ст.24  УПК  РФ.     

 

Приложения:   ордер  № 000193  от 17  апреля  2014 года на  имя Трепашкина  

                         М.И.,   на  1  листе.           

 

            

  Адвокат     

                                                               М.И.Трепашкин

 


Полный список новостей»

Контакты