Статьи Михаила Трепашкина

16.10.2014 Заключение экспертов вызывают сомнения (из цикла Бесланская трагедия)

Заключение  экспертов  вызывают  сомнения

 (из  цикла Бесланская  трагедия)

 

 

14  октября  2014 года в  Европейском  суде  по  правам  человека  началось  рассмотрение   жалоб  матерей  из  Беслана  на  ненадлежащее  расследование  уголовного  дела  по  факту  захвата   террористами  школы  вместе  с  детьми,  на  нарушение  властями  России  права  на  жизнь  и другие  нарушения  Конвенции  о  защите  прав  человека  и основных  свобод.

        В  этой  связи  считаю  уместным  напомнить путем  небольшой  серии публикаций  о  некоторых   важных  юридических  моментах  судебной  тяжбы,  о конкретных  фактах  ненадлежащего  расследования  уголовного дела,  о  бездействии  федеральных  властей  России  по  спасению  жизней  огромнейшего  количества  детей,  женщин,  оказавшихся  в  заложниках  у  террористов.

        Как  бывший  следователь  центрального  аппарата  КГБ  СССР  могу  сказать,  что  данное  уголовное  дело  расследовалось  на  очень  низком  уровне (поспешный  осмотр  места  происшествия;  оставление  многих  вещественных  доказательств  на  месте  преступления;  не  исследовались  пули,  от  которых  погибли  люди, чтобы  уточнить:  кем  произведены  выстрелы,  из  какого  оружия;  не  установлены  точные  причины  смерти  не  менее  186  человек; отработка  минимума  версий  гибели конкретных  лиц  и  т.д.). 

         Надеюсь,  что  бардак  в  расследовании,  которому  не  дана  оценка  властями  внутри  России,  будет  дана  на  международном  уровне  с  учетом  требований  Конвенции  о  защите  прав  человека  и основных  свобод.

           Адвокат                           М.И.Трепашкин

 

   14  октября  2014 года.

 

 

Юрий Савельев: "Эксперты поторопились!"

Анализ комплексной криминалистической судебной экспертизы (математического моделирования взрывов, взрывотехнической и баллистической), проведенной 15 ЦНИИИ им. Карбышева Минобороны РФ и ФГУП «Базальт» 

В настоящий момент в рамках уголовного дела № 20/849 по факту террористического захвата школы № 1 в г. Беслане одновременно существуют три официальных документа (заключения), устанавливающие для судебных  инстанций и российского общества месторасположения первых взрывов, прозвучавших в течение, примерно, 18-27 секунд в спортивном зале школы, в котором находилось 1128 заложников:

1. Заключение взрыво-технической судебной экспертизы № 4/106  от 30 декабря 2005 г. Института Криминалистики ЦСЕ ФСБ России с главным выводом (стр. 10 и 18):  3.09.2004 г. в спортивном зале произошло не менее трех взрывов взрывных устройств боевиков, захвативших школу. Один взрыв на баскетбольном щите западной стены спортзала, второй – на правом косяке двери в коридор в этой западной стене, третий – на подоконнике окна северной стены, ближайшего к западной стене, причем на подоконнике взорвалась пластиковая бутылка, начиненная боевиками взрывным веществом (ВВ) мощностью 1,2 кг. в тротиловом эквиваленте.

2. Заключение пожарно-технической судебной экспертизы № 2576/17, 320-328/18-17 от 22 декабря 2005 г. Российского Федерального Центра судебной экспертизы с главным выводом по факту первых взрывов (стр. 126): взрывы взрывных устройств (боевиков) произошли: один – под баскетбольным кольцом (у западной стены), второй у северной стены под оконным проемом. При этом взрывное устройство не лежало на подоконнике,  а было установлено на стуле под подоконником не более 0,5 метра от стены под подоконником. Мощность его составляет 5,2 кг в тротиловом эквиваленте.

3. Комплексная экспертиза математического моделирования двух ведущих организаций России – 15 ЦНИИИ им. Карбышева Минобороны РФ и ФГУП «Базальт» (разработчик гранатометных систем) с главным выводом: первый взрыв произошел в северо-восточном углу спортивного зала у окна северной стены, которое является ближайшим к восточной стене.

Взорвалось взрывное устройство «чемодан» мощностью от 3 до 6 кг. тротила, которое стояло на стуле на расстоянии 1,1 метра от северной стены и 5,1 метра от восточной стены.

Второй взрыв произошел через 20 секунд в противоположном углу спортзала: он состоял из одновременных взрывов нескольких самодельных взрывных устройств (СВУ) (от 5 до 10 штук). Один из этих взрывов образовал пролом над упомянутым северным окном у западной стены и вызвал незначительные повреждения рамы этого окна. В этой экспертизе утверждается, что «описанная выше картина первых взрывов не противоречит двум первым заключениям, а лишь уточняет их».

Обычно журналисты упрекают меня в том, что я уклоняюсь от каких-либо комментариев по поводу заключений официальных государственных структур. Это действительно имело место, но в данном случае я позволю себе комментарий: “Ничего себе «уточнили» заключения  своих коллег из Института криминалистики ФСБ РФ и Центра судебной экспертизы, – взяли и передвинули место первого взрыва от западной стены спортзала к восточной, то есть на расстояние более 20 метров!”

Иллюстрация "Новой газеты"

Двумя годами ранее, в декабре 2005 года, в спор вступили Федеральный центр судебной экспертизы России и Институт криминалистики ФСБ России.  Центр судебной экспертизы утверждал, что пролом кирпичной стены под северным окном (1,5 метра вдоль подоконника и 0,85 метра глубиной к полу) образовался от взрыва ВВ мощностью 5,2 тротила, которое стояло на стуле под окном (стул стоял на расстоянии 0,5 метра от стены).  Институт криминалистики доказывал же, что пролом был размером всего-навсего размером 1 метр вдоль подоконника и образовался в результате взрыва ВВ («бутылка»), положенного на подоконник окна мощностью всего 1,2 кг тротила.

Впрочем, на сегодня счет официальных версий второго взрыва 2:1 в пользу «стула», поскольку Комплексная  экспертиза (сентябрь 2007 года) предпочла версию «стула»  версии «подоконника». Однако и у единомышленников произошел научный спор: ФЦСЭ РФ утверждает, что мощность взрыва на стуле была 5,2 кг тротила, а Комплексная экспертиза считает, что могло взорваться СВУ боевиков мощностью от 1,5 кг до 13,8 кг, то есть разница почти в 10 раз. Сошлись на диапазоне мощности от 3 до 6 кг. Такова сегодня, по мнению официальных экспертов, точность практической науки о взрыве.

Собственно, последняя (Комплексная) экспертиза была проведена под давлением общественных организаций Беслана для проверки выводов, сформулированных в части 1 моего альтернативного доклада по расследованию обстоятельств трагедии в школе № 1, как члена Парламентской комиссии. Напомню, что выводы, которые были мною сделаны, полностью противоречили официальной версии, а именно:

1.                   В первые 18-27 секунд, когда прозвучали первые взрывы, в спортзале не взорвалось ни одно из СВУ, установленных боевиками. Впоследствии взрывы СВУ, действительно, имели место, но они стали звучать позднее, когда они взорвались под действием открытого пламени пожара на полу спортивного зала. 

2.                   Заложники показали в суде под присягой и во время допросов, что первый взрыв произошел в чердачном помещении или над крышей спортивного зала непосредственно над входом со школьного двора в спортзал, а именно в чердачном пространстве между входом и баскетбольным щитом западной стены. Изучив по их показаниям характер и последствия этого взрыва, я пришел к выводу, что на чердаке взорвалась термобарическая граната, выпущенная из гранат