Статьи Михаила Трепашкина

20.04.2015 Правильная квалификация деяний возможна при хорошем знании уголовного права России

Правильная квалификация деяний возможна при хорошем знании уголовного права России

Я многократно писал на тему неправильной, по моему мнению, квалификации деяний при задержании взяткополучателей либо взяткодателей в ходе оперативно-розыскного мероприятия (ОРМ) «оперативный эксперимент». По неизвестным мне причинам следствие, районные суды и Верховный Суд Российской Федерации непоколебимо квалифицируют деяния взяткополучателя как оконченный состав преступления. Соответствует ли это духу и понятиям уголовного права? Я считаю, что не соответствует и такая квалификация - следствие слабой юридической подготовки правоприменителей.

На протяжении многих лет как оконченный состав преступления квалифицировали и деяния торговцев наркотиками, а также их пособников, которых задерживали в рамках ОРМ «контрольная закупка» либо «оперативный эксперимент». И только после нескольких решений Европейского суда по правам человека, после многочисленных жалоб граждан, судьи Верховного суда РФ привели практику в соответствие с такими понятиями уголовного права, как «покушение», «приготовление», «пособничество в приобретении и сбыте».

К сожалению, в вопросах получения взяток такие же понятия уголовного права пока не применяются в должной степени. Это ведет к неправильной квалификации (не соответствующей объективности) и необоснованным наказаниям к длительным срокам лишения свободы. Судьи почти повсеместно до настоящего времени «лепят» как оконченный состав преступления там, где мнимый процесс передачи «взятки» происходил под контролем  сотрудников правоохранительных органов.  Я указал  «почти»,  так как все же встречаются  (хотя и редко) приговоры, где решение  о  квалификации  действий  взяткополучателя  соответствует наук уголовного права  и квалифицируется  именно  как  покушение,  если взятка передается под контролем  и  объективно  не может достичь  своей  цели. Она предназначена  уже  для  другой цели – цели подтверждения умысла на получение взятки.

 

Объективно взятка считается оконченным преступлением, когда есть:

- взяткополучатель,

- взяткодатель и

- предмет взятки.

Если в этой цепочке хотя бы одно звено является ложным (подставной взяткодатель или взяткополучатель, «кукла» либо меченые деньги передаются), то объективно процесс взятки (взяточничества) невозможен.

В таком случае имеет место быть мнимая взятка. Квалификация в таких случаях дается через статью 30 УК РФ как покушение, даже если передача денег состоится. Речь можно вести лишь  о  покушении, так как деньги  все равно не смогут пойти по назначению как взятки.

Такой же позиции придерживался неоднократно Верховный Суд Российской Федерации: Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19 ноября 2008 года № 4-О08-115 «Суд  правильно  квалифицировал действия лица, совершившего покушение на получение взятки в крупном размере по ч. 3 ст. 30, п."г" ч. 4 ст.290 УК РФ, поскольку сумма была передана ему в виде муляжа денежных купюр" и др. Изложенное мною - теория российского уголовного права, многократно подтверждаемая  в разъяснениях  судебной  практики  высшей судебной инстанцией России,  в частности,  надзорными определениями  Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 марта 2007 года № 46-ДП07-11 и от 21 марта  2007 года  № 49-ДО6-166, от 24 мая  № 9-Д07-5 и другими, где констатируется, что по смыслу закона, в  тех случаях, когда передача осуществляется  в  ходе проверочной закупки, проводимой представителями правоохранительных  органов,  в соответствии с Федеральным законом  от  12  августа 1995  года  №  144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности", содеянное следует квалифицировать по части 3 статьи 30 и соответствующей части УК РФ,  поскольку в этих случаях происходит изъятие предмета  преступления  из незаконного оборота,  а потому действия  обвиняемого образуют  неоконченный  состав преступления, в связи с чем действия обвиняемого следует квалифицировать с  применением статьи  УК  РФ и ч. 3 ст. 30 УК РФ (покушение).

 

Таким образом, не  вызывает  сомнения положение уголовного закона, что  в  случае  проведения таких оперативно-розыскных  мероприятий  как «Контрольная  закупка»,  «Оперативный  эксперимент» (то  есть «Подстава»)  и иных  контролируемых  сотрудниками  правоохранительных  органов операций (п.п.4,  13-14  статьи  6 Федерального закона от 12 августа 1995 года N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»), где  одна  из  сторон  является  ненадлежащей,  фиктивной,  подставной,  либо  используется  ненадлежащий  предмет  сделки  («кукла»,  меченные  деньги  и  т.п.) ,   по  причине  того,  что  такое  преступление  объективно  не  может  быть  доведено  до  конца,  что  предмет  (орудие)  преступления  не  может  быть  в  результате  использован  по  своему  прямому  назначению  и  будет  изъят  из  оборота,  такие действия  могут  быть  квалифицированы  только как  покушение  на  совершение  преступления.

К сожалению, многие юристы не принимают такое понятие как «мнимая взятка» и даже считают его антинаучным. Я внимательно изучил их работы и пришел к выводу, что отрицают люди, во-первых, не имеющие опыта работы в сфере уголовного права и, во-вторых, не изучавшие углубленно курс уголовного права. Это поверхностные юристы и «скороспелые ученые».

Вот выдержка из рецензии на диссертационные исследования Мельниченко Р.Г.  (Волгоград): «...Виды профессиональных правонарушений больше напоминают скорее обывательскую, чем научную классификацию: «мнимая взятка» (мнимой бывает только беременность), «классическое мошенничество» (лексическое значение слова классическое – образцовое, т.е. получается «образцовое мошенничество») (стр. 11 автореферата)» -

(Из Отзыва на автореферат диссертации Кучиной Ярославы Олеговны "Методика расследования преступлений, совершаемых в сфере оказания профессиональной юридической помощи", представленной на соискание ученой степени кандидата юридических наук по специальности 12.00.09 – уголовный процесс; криминалистика; оперативно-розыскная деятельность).

 

Следует заметить, что еще Соборное уложение 1649 года наряду с взяточником, оно знало уже и фигуру посредника во взяточничестве, и мнимую взятку (глава Х, ст.ст.7-9).

В советском уголовном праве была специальная глава по мнимой взятке, что не вызывало споров в квалификации этого состава преступления. Прошло время, забыли и пошли «изобретать велосипеды», при том каждый на свой лад.

 

Как толкуют словари русского языка понятие «мнимый» («мнимая»)?

 

МНИ́МЫЙ, мнимая, мнимое (книжн.). 1. Воображаемый, кажущийся. Мнимая опасность. Мнимые преимущества. || Притворный, ложный, вымышленный, фальшивый. Мнимый больной. Мнимое сострадание.

dic.academic.ru › Толковый словарь Ушакова

Мни́мый. Прил. 1. Не существующий в действительности; воображаемый, кажущийся. 2. Ненастоящий, ложный, притворный.

dic.academic.ru › Толковый словарь Ефремовой

Мнимый -ая, -ое; мни́ма, -о. 1. Не существующий в действительности; кажущийся, воображаемый. Во всей армии --- ходили самые радостные, хотя и несправедливые слухи о мнимом приближении колонн из России.

dic.academic.ru › Малый академический словарь. — М.: Институт русского языка Академии наук СССР

 

Синонимы:

Мнимый — мнимый Баснословный, воображаемый, выдуманный, вымышленный, кажущийся, ложный, обманчивый, призрачный, сказочный, сочиненный, фантастический; внешний, наружный, напускной, притворный, декоративный, формальный; дутый, небывалый, подставной…

dic.academic.ru

Во многих научных трудах употребляются термины:

- «мнимый посредник»,

- «мнимое должностное лицо»,

- «мнимая подготовка должностного преступления»,

- «мнимая взятка»,

в частности:

 

1. А.В.Щепотин «ПРИВЛЕЧЕНИЕ К УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ПОКУШЕНИЕ НА ДАЧУ ВЗЯТКИ И МОШЕННИЧЕСТВО»:

«В статье рассматриваются проблемы одновременного привлечения к уголовной ответственности за мошенничество и покушение на дачу взятки или предмета коммерческого подкупа.

Ключевые слова: дача взятки, мошенничество, мнимая подготовка должностного преступления, умысел на передачу взятки должностному лицу».

 

2. Ю.П.Гармаев, Р.А.Степаненко «ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ПОДЛЕЖАЩИЕ УСТАНОВЛЕНИЮ И ДОКАЗЫВАНИЮ ПО ДЕЛАМ О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ, СВЯЗАННЫХ С ПОСРЕДНИЧЕСТВОМ ВО ВЗЯТОЧНИЧЕСТВЕ»:

« …2. Субъекты взяточничества: кем дана взятка, кем получена либо кем полностью или частично похищен предмет мнимой взятки, имелись ли посредники и соучастники, признаки организованной преступной деятельности.

2.1. Является ли реальный (или мнимый) взяткополучатель должностным лицом (п. 1 прим. к ст. 285 УК РФ) либо управленцем (п. 1 прим. к ст. 201 УК РФ). Не занимает ли он государственную должность Российской Федерации, государственную должность субъекта Российской Федерации, главы органа местного самоуправления. Каков круг полномочий взяткополучателя. Обладает ли он каким-либо видом иммунитета…

2.3. Кем является взяткодатель, каковы его взаимоотношения с посредником, знаком ли он со взяткополучателем (реальным или мнимым), знал ли он, кому конкретно должна быть передана взятка.

3. Какова конкретная вина каждого субъекта взяточничества, а также формы вины, мотивы и цели совершения преступления.

3.1. Имеется ли судебная перспектива доказывания, особенно на судебных стадиях уголовного судопроизводства, прямого умысла: взяткодателя - на дачу взятки за конкретные действия (одного из четырех, указанных в ч. 1 ст. 290 УК РФ); посредника - на участие в акте дачи-получения взятки за те же действия либо на мошенничество; взяткополучателя (если таковой был) - на получение ценностей с использованием своих служебных полномочий.

3.2. От кого шла инициатива в передаче взятки - от взяткодателя или от посредника, охватывалась ли их умыслом незаконность действий реального (мнимого) взяткополучателя, которые он собирался совершить за взятку».

 

3. И.Б.Колчевский, С.И. Данилова, С.В.Крашенинников «ОСОБЕННОСТИ КВАЛИФИКАЦИИ И ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ О ВЗЯТОЧНИЧЕСТВЕ»:

«Материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 4 декабря 2008 года

Колчевский И.Б., кандидат юридических наук, доцент.

Данилова С.И., кандидат юридических наук, доцент.

- момент окончания - попытка передачи, т.е. совершение активных действий, непосредственно направленных на создание имитации получения должностным лицом взятки (это может быть оставление предмета взятки в кабинете должностного лица, незаметное подкладывание денег в деловые, служебные документы, передача предмета взятки родственникам с введением их в заблуждение относительно характера этих действий или обман относительно согласия должностного лица, зачисление денег на счет и пр.). Момент окончания этого деяния не связывается с осуществлением виновным всех действий по провокации в отношении потерпевшего, которые он считал необходимыми для достижения специальной цели;

- наличие специальной цели - искусственного создания доказательств совершения мнимой взятки либо шантажа должностного лица;

- отсутствие согласия мнимого взяткополучателя.

В этом отношении Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 10 февраля 2000 г. N 6 указал на то, что субъектом провокации взятки либо коммерческого подкупа (статья 304 УК РФ) может быть любое лицо, действующее с прямым умыслом в целях искусственного создания доказательств совершения преступления либо шантажа. Данное преступление является оконченным с момента попытки передачи денег или иных материальных ценностей либо попытки оказания услуг имущественного характера".

 

4. П.И.Иванов «АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ ОРД ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ КОРРУПЦИОННОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ».

Иванов Петр Иванович, заслуженный юрист Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор (Академия управления МВД России).

«Как видим, между оперативным экспериментом и провокацией взятки либо коммерческого подкупа (ст. 304 УК РФ) существует весьма тонкая грань, по которой достаточно сложно провести водораздел.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2000 № 6 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" (п. 25) дано следующее разъяснение: "Не является провокацией взятки или коммерческого подкупа лишь проведение предусмотренного законодательством оперативно-розыскного мероприятия в связи с проверкой заявления о вымогательстве взятки или имущественного вознаграждения при коммерческом подкупе". Отсюда следует, что сведения, полученные при отсутствии заявления лица, в отношении которого совершается это преступление, или при проведении эксперимента с участием мнимого взяткодателя, не имеют юридической силы. Однако высказывается и иное мнение, когда как покушение на получение взятки рассматриваются случаи, когда проверяемое должностное лицо "в явной и недвусмысленной форме согласится за вознаграждение любого рода и в любой форме совершить в пользу предлагающего взятку оперативника какие-либо действия, идущие вопреки интересам службы и нарушающие закон" (Александрова И.А., Шевелев А.В. Использование оперативного эксперимента для изобличения взяточников // Российский следователь. 2007. N 15)».

 

5. http://www.newsko.ru/news/economy/crime/13/05/2013/pavel-kudryavtsev-vystupil-na-protsesse-o-mnimoy-vzyatke.html

 

 

Таким образом, термин уголовного права «мнимая взятка» имеет право на существование и его отрицать нельзя. Следовательно, судебная практика в этой части должна быть приведена в соответствии с понятиями уголовного права (чего пока не имеется). Это позволит правильно квалифицировать содеянное и объективно с точки зрения уголовного закона назначить наказание за совершенные деяния.

 

Адвокат

М.И.Трепашкин

 

4 апреля 2015 года

 

Мои публикации:

http://www.slideshare.net/CommitteeRight/20110708-8550829;

 

http://ru.scribd.com/doc/98849342/%D0%95%D1%89%D0%B5-%D1%80%D0%B0%D0%B7-%D0%BE-%D0%BF%D0%BE%D0%B4%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B5%D0%BA%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B5-%D0%BC%D0%BD%D0%B8%D0%BC%D0%BE%D0%B9-%D0%B2%D0%B7%D1%8F%D1%82%D0%BA%D0%B5-%D0%B8-%D0%BA%D0%B2%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D0%BF%D1%80%D0%B5%D1%81%D1%82%D1%83%D0%BF%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B9;

 

========================================================

 

 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 ноября 2008 г. N 4-О08-115

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Шурыгина А.П.

судей - Анохина В.Д. и Иванова Г.П.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного и адвоката на приговор Московского областного суда от 22 сентября 2008 года, которым

А., <...>, ранее не судимый,

осужден по ст. ст. 30 ч. 3, 290 ч. 4 п. "г" УК РФ на 7 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии со ст. 47 УК РФ А. лишен права занимать должности в органах власти, а в соответствии со ст. 48 УК РФ лишен специального звания "лейтенант юстиции в отставке".

Заслушав доклад судьи Анохина В.Д., выслушав объяснения осужденного А. и адвоката Каменкова Л.В., поддерживающих жалобы и мнение прокурора Кривоноговой Е.А., полагавшую приговор оставить без изменения, судебная коллегия,

 

установила:

 

по приговору суда А. признан виновным в том, что являясь должностным лицом - следователем Следственного управления УВД по Одинцовскому муниципальному району, совершил покушение на получение взятки в крупном размере в виде денег.

В кассационных жалобах осужденный А. просит об отмене приговора, т.к. приговор постановлен на противоречивых показаниях понятых Б. и Б.А., фальсифицированных доказательствах, противоречивых показаниях свидетеля Б.В. о сумме взятки.

Протокол осмотра места происшествия от 9 января 2007 года составлен с нарушением УПК РФ, поскольку согласно данному протоколу был фактически произведен его личный обыск, поэтому данное доказательство является недопустимым.

Его довод о неосведомленности им о наличии в переданном Б.В. конверте валютных ценностей не опровергнут.

Только со слов Б.В. всем известно, что он якобы вымогает у него взятку в долларах США, однако это ничем не подтверждено.

В конверте было обнаружено 9000 рублей, а "муляж" из долларов был положен в конверт для увеличения суммы взятки.

При таких обстоятельствах А. считает, что в его действиях могут содержаться только признаки состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 290 УК РФ.

В кассационной жалобе адвокат Каменков Л.В. просит об отмене приговора, прекращении дела, т.к. вина А. не доказана.

Все доказательства по делу фальсифицированы сотрудниками УСБ ГУВД по Московской области, показания свидетелей Б. и Б.А. являются ложными.

По делу отказано в проведении почерковедческой экспертизы на предмет установления принадлежности подписей Б. и Б.А. якобы сделанных ими в документах уголовного дела, чем нарушено право А. на защиту.

По делу не добыто доказательств, подтверждающих, что А. вымогал взятку у Б.В. и угрожал ему.

Приговор основан на показаниях Б.В., который оговорил А.

Каких-либо действий, направленных на получение взятки, А. не совершал, не был инициатором встреч с Б.В., а получил 23 тысячи рублей для передачи адвокату Т. для ведения гражданского дела.

Показания свидетелей Г., И. свидетельствуют о том, что А. не мог прекратить уголовное дело в отношении Б.В., т.к. оно находилось под их контролем.

Суд не дал оценки тому обстоятельству, что действия Б.В. совместно с сотрудниками УСБ ГУВД являются провокацией взятки.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель просит приговор оставить без изменения.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, находит приговор суда законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности осужденного соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах.

С учетом добытых доказательств суд дал правильную юридическую оценку действиям А.

Оснований для отмены или изменения приговора Судебная коллегия не находит.

Доводы кассационных жалоб опровергаются доказательствами, приведенными в приговоре суда.

А. не признал себя виновным в покушении на получение взятки, объясняя свою позицию тем, что у него не было договоренности с Б.В. о прекращении уголовного дела, которое он не мог прекратить, т.к. оно находилось на контроле у руководства УВД, в связи с чем и не могло быть прекращено без его ведома. Деньги, которые положил ему в пакет Б.В., по его мнению, предназначались для передачи Т. за его услуги за представительство по гражданскому делу.

Однако данные показания осужденного А. опровергаются показаниями свидетеля Б.В., который подробно изложил обстоятельства договоренности с А. именно о прекращении в отношении него (Б.В.) уголовного дела за взятку в сумме 50000 долларов США. Данные показания свидетеля Б.В. объективно подтверждаются доказательствами, приведенными в приговоре в их совокупности.

Суд критически отнесся к показаниям А., данных им как на предварительном следствии, так и в судебном заседании, поскольку они опровергаются установленными обстоятельствами по делу.

Так А. утверждает, что пластиковый пакет в ресторане ему понадобился только для того, чтобы купить выпечку, и что именно в него бросил Б.В. он не видел. Он лишь предполагал, что Б.В. бросил в пакет деньги, которые предназначались для юриста Т., однако проверять этого не стал и взял пакет со свертком.

Однако из видеозаписи, зафиксировавшей встречу А. и Б.В. в ресторане "Наира" 9 января 2007 года следует, что Б.В. на глазах у А. совершает целенаправленные действия, а именно кладет сверток с деньгами в пакет, тщательно его сворачивает несколько раз, делая таким образом, упаковку, после чего кладет сверток с деньгами на стол, откуда А. сам его забирает, и кладет рядом с собой на стул.

Кроме того, допрошенные в судебном заседании свидетели Т.А. и Т.П. показали, что А. выходил из ресторана именно со свернутым пакетом, и направлялся на стоянку автомобилей, а не за выпечкой.

В ходе разговора А. с Б.В. в ресторане 9 января 2007 года шел разговор об уголовном деле, по которому проходил Б.В., при этом А. ему разъяснял, что прекращено будет только уголовное преследование, но само дело будет приостановлено. В этом же разговоре речь идет о том, что у Б.В. с собой только 23 (тысячи долларов США), остальные 10000 он принесет позже.

При задержании А., у него был изъят сверток с муляжом 23000 долларов США, а также 700 долларов США и 9000 руб. Указанная сумма полностью соответствует показаниям свидетелей Б. и Б.А., которые участвовали в качестве понятых при проведении оперативного эксперимента 7 января 2007 года, в ходе которого им стало известно, что Б.В. договорился о следующей встрече с А. через два дня, на которой передаст ему 25000 долларов США.

Содержание разговора на видеозаписи в ресторане о прекращении только уголовного преследования и приостановлении уголовного дела, также полностью соответствует показаниям свидетеля Б.В., из которых следует, что первоначальная сумма в 35000 долларов США передавалась именно за приостановление уголовного дела, а последующие 15000 долларов США от общей суммы в 50000 долларов, Б.В. должен был бы передать за вынесение постановления о прекращении всего уголовного дела, и передачи ему копии данного постановления. Недостающие 10000 от 35000 Б.В. должен был принести позже по мере накопления денег, о чем он и говорил при встрече в ресторане.

В этом же разговоре А. обещал передать Б.В. постановление через месяц. Однако в судебном заседании он не смог объяснить, какое именно постановление он должен был бы передать Б.В.

Несостоятельны доводы А. и о том, что он не мог самостоятельно принять решение по делу, т.к. согласно требованиям ч. 1 ст. 213 УПК РФ уголовное дело прекращается по постановлению следователя, копия которого направляется прокурору.

Согласно ст. 214 УПК РФ законность прекращения уголовного дела контролируется прокурором, а не руководством УВД.

Данные нормы УПК свидетельствуют о том, что следователь - лицо процессуально самостоятельное и вправе принимать решение, в том числе и о прекращении уголовного дела, о чем и имелась договоренность с Б.В.

В судебном заседании А. показал, что, по его мнению, по делу не было состава преступления, Б.В. являлся лишь свидетелем, и не было необходимости в отношении него прекращать уголовное преследование.

Однако данные показания А. противоречат установленным обстоятельствам по делу и его же разъяснениям Б.В. в ресторане (из видеозаписи разговора), из которых следует, что уголовное дело будет только приостановлено, т.к. по нему усматривается состав преступления.

Кроме того, в судебном заседании было установлено, что Б.В. был допрошен А. в качестве подозреваемого, у него также были изъяты документы для производства экспертиз. В этой связи у А. были все процессуальные основания по результатам расследования вынести постановление о прекращении уголовного преследования в отношении конкретного лица - Б.В., в соответствии с ч. 5 ст. 213 УПК РФ.

Суд правильно критически отнесся к показаниям А. о якобы имевшей договоренности между Б.В. и юристом Т., об участии последнего в качестве представителя по гражданскому делу за вознаграждение в сумме 35000 руб.

Из показаний свидетеля Т. следует, что он однажды в начале января 2007 года встречался по просьбе А. с Б.В., с которым они обсуждали возможность его (Т.) участия в качестве представителя по гражданскому делу, при этом Б.В. должен был подготовить документы для составления искового заявления о расторжении договора пожизненной ренты.

Данные показания опровергаются показаниями свидетеля Б.В., который впервые увидел свидетеля Т. только в судебном заседании по настоящему уголовному делу, и в категорической форме отверг какие-либо встречи и договоренности с ним. При этом Б.В. также показал, что гражданское дело по иску С. находилось в производстве Одинцовского горсуда еще с осени 2006 года, представителем по которому по его доверенности выступала адвокат Одинцовской юрконсультации Ф. В связи с этим он не нуждался ни в участии другого юриста, ни тем более в составлении искового заявления.

Свидетель Т. не смог объяснить показания свидетеля Б.В. в судебном заседании.

Кроме того, как следует из видеозаписи разговора в ресторане, ни о каком юристе Т. между Б.В. и А. речи не шло.

В этой связи суд отверг показания свидетеля Т. и обоснованно посчитал, что он, в силу дружеских отношений, умышленно искажает события и создает защитную позицию для А.

А. считает, что свидетель Б.В. его оговаривает, однако не смог объяснить причину оговора.

Мотивом совершения преступления явилось желание получить А. взятку в виде денег из корыстной заинтересованности за действия в пользу Б., которые входили в его обязанности.

То обстоятельство, что А., по его мнению, не был ознакомлен с должностной инструкцией, не освобождает его от ответственности, поскольку, кроме этой инструкции, он в своих действиях прежде всего руководствовался требованиями УПК РФ, в котором полностью отражены полномочия следователя, и данным Кодексом А. руководствовался в своей деятельности как следователь.

В соответствии со ст. 285 УК РФ А., занимая должность следователя УВД, т.е. представителя власти, являлся должностным лицом, имея служебные полномочия по расследованию и принятию процессуальных решений по уголовным делам, находящимся в его производстве.

А., являясь должностным лицом, имел умысел на получение взятки за прекращение уголовного дела в отношении Б.В.

Реализуя свой умысел, А. неоднократно встречался с Б.В. и обговаривал с ним свои действия, направленные на получение взятки, а именно: определял этапы расчетов - первая часть суммы за приостановление дела производством, а при окончательном расчете - передача копии постановления о прекращении уголовного дела в отношении Б.В.

В ходе встречи с Б.В. в ресторане у А. был умысел на получение взятки в сумме не менее 23700 долларов США, эквивалентных на 09.01.07 г. согласно курсу ЦБ РФ 624047 рублям 07 копейкам, а всего на общую сумму 633047 рублей 07 копеек с учетом 9000 руб. Указанная сумма согласно ст. 290 УК РФ является крупным размером.

Однако преступные действия следователя А. не были доведены до конца по независящим от него обстоятельствам, в связи с тем, что сумма денег в крупном размере А. была передана в виде муляжа денежных купюр.

При таких обстоятельствах суд правильно квалифицировал действия А. по ст. ст. 30 ч. 3 и 290 ч. 4 п. "г" УК РФ, т.к. он, являясь должностным лицом, совершил покушение на получение взятки в крупном размере, то есть умышленные действия, непосредственно направленные на получение лично взятки в крупном размере в виде денег, за действия в пользу взяткодателя, которые входят в служебные полномочия должностного лица, при этом преступление не было доведено до конца по независящим от А. обстоятельствам.

Процессуальных нарушений по делу не допущено, предварительное расследование и судебное разбирательство проведено в соответствии с нормами УПК РФ, постановлением судьи от 12 сентября 2008 года А. было отказано в удовлетворении ходатайства о дополнительном допросе свидетелей Б. и Б.А. и проведению почерковедческой экспертизы, постановление достаточно полно мотивировано, является законным (т. 2 л.д. 146).

Наказание осужденному назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о личности виновного, обстоятельств, смягчающих наказание.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия,

 

определила:

 

приговор Московского областного суда от 22 сентября 2008 года в отношении А. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.


Полный список новостей»

Контакты