Статьи Михаила Трепашкина

20.07.2015 Вандализм в правоприменительной практике уголовного судопроизводства России. В чем причина?

           Вандализм  в   правоприменительной  практике   уголовного  судопроизводства  России.  В  чем  причина?

(заметки  юриста)

                                                               Несчастье принесет судья неправый, покроет весь народ   

                                                                дурною славой.  

                                                                                              Киргизские пословицы и поговорки

 

         Наверное  все  цивилизованные  и  образованные  люди  с  возмущением  воспринимаем  кадры,  когда  вандалы  губят  памятники истории и  культуры человечества  тысячелетней  давности. Только  за  последние  годы   десятки таких  памятников  уничтожено,  и, скорее  всего,  безвозвратно.  С  чувством  скорби  и  печали смотришь на эти  кадры  тупого средневекового  вандализма и думаешь,  ну  кто  и  каким  образом  сможет, наконец,  остановить процесс  вандализма.  Ведь  потери  для  человечества  очевидные. 

        Примерно   с  таким  же  чувством  я воспринимаю ситуацию  с  правоприменительной  практикой,   при  том, не  только  проявляющейся в  практике  работы  российских с удов,  но  и   излагаемой  в  Постановлениях  Пленумов  Верховного Суда  Российской  Федерации.    В  данной  заметке  я  не  смогу  охватить  все  примеры  вандализма  в  уголовном  судопроизводстве,  их  слишком  много.  Отмечу,  что это  те разъяснения  судей  Верховного Суда  РФ,  которые  рушат  десятилетиями,  а  то  и  веками  устоявшиеся  понятия  в  уголовном  праве,  которые  при  их  применении  судами    следователями,  соответственно) приводят  к  незаконным  и несправедливым  осуждениям  граждан.    Для  меня  понятен  мотив  этих  искажений  -  желание  увеличить эффективность  борьбы  с  теми либо иными  преступными  проявлениями.  Однако,  беззаконие  никогда не  даст  желаемого  для  правоприменителей  результата. Кроме  того,  нужно  помнить  правило:  судья  не должен  изобретать  закон,  он должен  его  лишь  исполнять.  Исполнять  строго  в  соответствии  с  законом  и  понятиями  уголовного  права  и  процесса.   Я  всего лишь  на нескольких  решениях  судей Верховного  суда  РФ  намерен  показать,  что  Верховный  Суд  РФ  не  только  не  призывает  строго  соблюдать  уголовный  закон, но  и  уродует  его.  Принимаемые  решения  идут  вразрез  с  общеизвестными понятиями  уголовного  права.

      В  частности,  веками  вырабатывались  такие  понятия  уголовного  права,  как:

          «оконченный  состав  преступления»,  то  есть  когда  объективно  преступление  совершено  и  преступником  достигнута  цель.  Часть  1  статьи  29  УК  РФ  гласит:  «Преступление признается оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом»;

    «покушение на  преступление»,  то  есть когда  лицо  непосредственно  приступило  к  совершению  преступления,  однако  завершить  его  объективно не  смогло  по  независящим  от него причинам. Часть  3  ст.30  УК  РФ  разъясняет:  «Покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам»;

 

   «приготовление  к  совершению преступления»,  то  есть,  когда  лицо  не  только  задумало  совершить  какие-либо  преступные  деяния,  но  и  начало  приискивать средства,  предметы,  вербовать  соучастников  для  совершения  преступления  в дальнейшем.  Часть  1  статьи 30  УК  РФ  гласит: «Приготовлением к преступлению признаются приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления…».

 

Вот эти  основополагающие  понятия  в  правоприменительной  практике  России и  чаще  всего  с  подачи  судей  Верховного Суда  РФ  оказываются  размытыми  до неузнаваемости,  а  если  говорить  более  конкретно,  то просто  не  признаваемыми  ими. 

Значимость этих  понятий  очень  велика  для  справедливости  принимаемого судом  решения  и назначения  наказания.  Все  три  указанные  выше  стадии совершения  преступления  имеют  совершено разную  общественную  опасность  и  соответственно  должны разниться  наказания.   Это  чётко  определил  законодатель,  указав,  что за  приготовление   к  менее  тяжкому  преступлению  и преступлению  средней  тяжести – уголовная ответственность вообще  не наступает.  

 

На  мой  взгляд,  дикостью  выглядит   формулировка  в  ч.1  ст.30  УК  РФ  следующего  содержания: «…если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам».  Почему  дикостью?  -  Потому,  что  до  доведения  до  конца  преступления  существует  еще  стадия  покушения.  Кто и  когда  внес  это абсурдное  дополнение  к  ч.1  ст.30  УК  РФ,  я  как-то не  отследил,  однако,  не  думаю,  что  это  сделал  юридически  грамотный  человек.

Тем  не  менее, не  эта  главная  тема  данной  моей  заметки.

 

В  России  значительная  часть  преступлений  выявляется  и  пресекается  путем  проведения  оперативно-розыскных  мероприятий.  Наиболее  часто  в  судах  мы  встречаемся  с  задержанными  и  помещенными  под  стражу  обвиняемыми,  в  отношении  которых  проводились  такие  оперативно-розыскные  мероприятия,  как  «проверочная закупка»  и  «оперативный  эксперимент».   

 

Общеизвестное  правило:  Если  действия  осуществляются  в рамках  оперативно-розыскных  мероприятий «проверочная  закупка» или «оперативный  эксперимент»,  то  объективно  преступление никогда не может  быть завершено до  конца.  Почему?  -  Потому,  что  оперативно-розыскные  мероприятия  проводятся  под  контролем  сотрудников  правоохранительных  органов  и  они не  имеет  права  допустить,  чтобы на  их  глазах  совершилось  оконченное  преступление.  В таких  случаях  действия  обвиняемого  всегда  квалифицируются  через  статью  30  УК  РФ  как  покушение.

Возьмем  для  примера  такой  состав преступления,  как  получение взятки.

Объективно  при  совершении  указанного преступления  имеются   взяткополучатель,  взяткодатель  и  предмет  взятки.  Если  хотя  бы  один из этих  элементов  ненастоящий,  мнимый,  то  речь нельзя  вести  как  об оконченном  составе  преступления  вообще.  А  при  проведении  ОРМ  «оперативный  эксперимент»   взяткодатель  объективно  не настоящий  -  оперативная  подстава,  предмет  взятки  - не настоящий  (он  служит уже  иным  целям -  проверки  умысла), то  объективно  процесс  взятки не  может  быть  завершен  ни  при  каких обстоятельствах.

 

На  протяжении  многих-многих  лет  практика  так  и  склыдывалась,   что  в  случае  проведения оперативно-розыскных  мероприятий «проверочная  закупка»,  «оперативный  эксперимент» (то  есть «Подстава»)  и  иных  контролируемых  сотрудниками  правоохранительных  органов операций (п.п.4,  13-14  статьи  6 Федерального закона от 12 августа 1995 года N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности"), где одна  из  сторон  является  ненадлежащей,  фиктивной,  подставной,  либо  используется  ненадлежащий  предмет  сделки  («кукла»,  меченные  деньги  и  т.п.) ,   по  причине  того,  что  такое  преступление  объективно  не  может  быть  доведено  до  конца,  что  предмет  (орудие)  преступления  не  может  быть  в  результате  использован  по  своему  прямому  назначению  и  будет  изъят  из  оборота,  такие действия  всегда   квалифицировались    только как  покушение  на  совершение  преступления.  Так  было до  Постановления  Пленума  Верховного  Суда  Российской  Федерации  от  9 июля  2013 года №  24  «О  судебной  практике по  делам  о  взяточничестве и об  иных  коррупционных  преступлениях»,  где  в  п.13  было дано  следующее  разъяснение:

«Получение или дача взятки, в том числе через посредника, а равно получение либо передача незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе, если указанные действия осуществлялись в условиях оперативно-розыскного мероприятия, должны квалифицироваться как оконченное преступление вне зависимости от того, были ли ценности изъяты сразу после их принятия должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации».

 

Получался  парадокс,  оперативные работники,  организовывающие  проверочное  (экспериментальное)  действие,  доводили  преступление  до  оконченного  состава,  то  есть  фактически  (если  исходить из разъяснений  Верховного Суда  РФ) под их  контролем  преступление  доведено до конца.  Значит,  они  соучастники  этого  преступления  и должны  отвечать по закону.  Предположим,  пришла  информация,  что  неких  гражданин  К  задумал  совершить  убийство  гражданина  Б.  В  результате  проведенного  ОРМ  «Оперативный  эксперимент»  преступление  было  пресечено,  однако  действия  гражданина  К  предлагается (по  изложенному  выше  мнению  Верховного Суда  РФ)  квалифицировать  как  оконченный  состав  преступления.  Человек  (жертва)  жив,  а  покушавшегося   осудят  как  за  совершенное  убийство.  Уточню,  что  по  делам  об  убийстве  пока  нет  такого  Постановления  Пленума  Верховного Суда  РФ  и  пока  судят  как  за  покушение,  однако:

во-первых,  почему  такая  избирательность  в квалификации  лишь  при  проведении  ОРМ  по отдельным  составам  преступлений?  Ведь это вносит  хаос  в  правоприменительную  практику,  обязывая по разным  составам преступления  в подобных  ситуациях  давать разную квалификацию (то  покушение,  то  оконченный состав);

во-вторых,  п.13 указанного выше  Постановления  Пленума  Верховного Суда  РФ  от 9 июля  2013 года  противоречит  человеческой  логике  и понятиям  уголовного  права;

в-третьих,  такой  подход  приводит  к  несправедливости  судебных  решений,  ибо  и  объективно  завершенное  преступление  и  проходимое  под  контролем  сотрудников  правоохранительных органов  покушение  будут   квалифицироваться  одинаково  как  оконченный  состав преступления  и влечь одинаковое наказание,  что недопустимо.

 

Долгое время  в России  квалифицировались как  покушение   на  сбыт  наркотических  средств и  психотропных веществ  факты  купли-продажи  этих  средств  в  рамках  проводимых  оперативно-розыскных  мероприятий,  в  результате  чего  сбытчики  либо  покупатели  задерживались.   

И  вот  очередное  новшество  от  Верховного Суда  РФ.  Пленум  Верховного Суда  Российской  Федерации  в  Постановлении  от  30  июня  2015 года  № 30  «О  внесении изменений  в  Постановление  Пленума Верховного Суда  Российской  Федерации  от  15  июня  2006 года №  14 «О судебной  практике  по делам о преступлениях,  связанных  с наркотическими  средствами,  психотропными,  сильнодействующими  и  ядовитыми   веществами»  дал  разъяснение:

"…13.1. Учитывая, что диспозиция части 1 статьи 228.1 УК РФ не предусматривает в качестве обязательного признака объективной стороны данного преступления наступление последствий в виде незаконного распространения наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, их незаконный сбыт следует считать оконченным преступлением с момента выполнения лицом всех необходимых действий по передаче приобретателю указанных средств, веществ, растений независимо от их фактического получения приобретателем, в том числе когда данные действия осуществляются в ходе проверочной закупки или иного оперативно-розыскного мероприятия, проводимого в соответствии с Федеральным законом от 12 августа 1995 года N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности". Изъятие в таких случаях сотрудниками правоохранительных органов из незаконного оборота указанных средств, веществ, растений не влияет на квалификацию преступления как оконченного.

13.2. Если лицо в целях осуществления умысла на незаконный сбыт наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, незаконно приобретает, хранит, перевозит, изготавливает, перерабатывает эти средства, вещества, растения, тем самым совершает действия, направленные на их последующую реализацию и составляющие часть объективной стороны сбыта, однако по не зависящим от него обстоятельствам не передает указанные средства, вещества, растения приобретателю, то такое лицо несет уголовную ответственность за покушение на незаконный сбыт этих средств, веществ, растений.";…».

Как  говорится: Дали так  дали!

Теперь  у  нас  в  России  по  наркотическим  преступлениям  покушение (в  уголовно-правовом  смысле)  следует  считать   оконченным составом  преступления,  а  приготовление  -  покушением.

Я  считаю,  что  разъяснения,  данные  Верховным  Судом  Российской  Федерации  в  названных  выше  2-х  Постановлениях  Пленумов  -  противоречат  понятиям  как  Уголовного  кодекса  Российской  Федерации,  так  и  устоявшихся  десятилетиями  понятиям уголовного  права.  На мой  взгляд,  это  варварство  в  уголовном  праве. 

Надеюсь,  что  все  же  законность  восторжествует  и  эти разъяснения  будут  устранены,  ибо  закон,  принятый  законодательным  органом,  не  вправе  игнорировать  даже  Верховный  Суд  РФ.  И  он  должен  толковаться  и  применяться  буквально.  

 

Могу  предположить,  откуда  берутся  такие  варварские разъяснения:

1.     Требование  сверху  о  принятии  мер  по  искоренению   взяточничества  и  коррупции,  а  также  ужесточении  мер  по борьбе  с  незаконным  оборотом наркотиков.

Практика показывает,  что  такие  изменения  в  трактовке норм  закона не  дадут  положительного эффекта  в  борьбе  с  этими  преступлениями, однако  приведут   к   незаконным  осуждениям  огромного количества  лиц  и  их  уничтожению.  

2.                 Некомпетентность  многих  судей, не  понимающих  суть  уголовного  закона,  плохо разбирающихся  в  понятиях  уголовного  права.

 

Разъяснения  судей  Верховного Суда  РФ  изложенными  выше  Постановлениями  Пленума  Верховного  Суда  Российской  Федерации  ведут  к  вынесению  неправосудных  приговоров, нарушению  принципа  справедливости  и  законности.   Я  надеюсь,  что  ученые-юристы  откликнутся  касательно этого  варварства   в  уголовном  судопроизводстве  и  его  устранения.

 

Адвокат,  к.ю.н.

                                                                      М.И.Трепашкин  

 

  15  июля  2015 года

 

  Публикации  по  теме:

 «Взятка  мнимая  и реальная»

http://es.slideshare.net/CommitteeRight/20110708-8550829

 

 «Приготовление  к  особо  тяжкому  преступлению  чаще  всего не  является  особо  тяжким  преступлением»

http://www.trepashkin.com/news/articles?id=71

 


Полный список новостей»

Контакты