Статьи Михаила Трепашкина

23.09.2013 Нарушение права на свободу и личную неприкосновенность (ст.5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод) в уголовном деле в отношении Стомахина Б.В.

 

 

Заметки адвоката Трепашкина М.И.

При расследовании уголовного дела в отношении публициста Стомахина Б.В. грубейшим образом были нарушены положения статьи 5 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также ч.2 ст.109 УПК РФ. При всем том, что Стомахину Б.В. не вменяется ни одного тяжкого преступления, он находился под стражей почти 11 месяцев вместо 6 возможных месяцев по закону.

    1. Какие составы преступлений вменили следователи Стомахину Б.В.?

   Перечислим все их с указанием тяжести:

   - ч.1 ст.205.2 УК РФ, предусматривающая максимальное наказание до 5 лет лишения свободы. Преступление средней тяжести;

   - ч.1 ст.280 УК РФ, где максимальное наказание - до 3 лет лишения свободы. Преступление небольшой тяжести;

 - ч.1 ст.282 УК РФ, где максимальное наказание - до 2 лет лишения свободы. Преступление небольшой тяжести;

 - ч.1 ст.30, ч.2 ст.205.2 УК РФ, предусматривающая максимальное наказание, с учетом положений ч.2 ст.66 УК РФ, 3 года 6 месяцев лишения свободы.

                    Статья 15 УК РФ «Категории преступлений» разъясняет:

1. В зависимости от характера и степени общественной опасности деяния, предусмотренные настоящим Кодексом, подразделяются на преступления небольшой тяжести, преступления средней тяжести, тяжкие преступления и особо тяжкие преступления.

2. Преступлениями небольшой тяжести признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает трех лет лишения свободы.

3. Преступлениями средней тяжести признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает пяти лет лишения свободы, и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, превышает три года лишения свободы.

4. Тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает десяти лет лишения свободы.

5. Особо тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых настоящим Кодексом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет или более строгое наказание».

Написано все четко и ясно.

 Есть ли у Стомахина Б.В. хотя бы одно из вменяемых преступлений, которое предусматривает наказание свыше 5 лет лишения свободы? - Очевидно, что нет. Ему не вменяется в вину ни одного преступления, относящегося к категории тяжких.

     Статья 109 Уголовно-процессуального кодекса РФ («Сроки содержания под стражей») гласит:

«1. Содержание под стражей при расследовании преступлений не может превышать 2 месяца.

2. В случае невозможности закончить предварительное следствие в срок до 2 месяцев и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения этот срок может быть продлен судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня в порядке, установленном частью третьей статьи 108 настоящего Кодекса, на срок до 6 месяцев. Дальнейшее продление срока может быть осуществлено в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений,…»

 

Спрашивается, если Стомахину Б.В. не вменяется в вину ни одного тяжкого преступления, то почему он содержался в период предварительного расследования дела под стражей на протяжении 11 месяцев, почему следователь С.А.Абоев из СО  СУ по СВАО ГСУ СК РФ по гор.Москве, заместитель Бутырского межрайонного прокурора города Москвы юрист 1 класса Переудин А.А. и судья Бутырского районного суда гор.Москвы Логинов Г.А.  не отреагировали на факт грубейшего нарушения ч.2 ст.109 УПК РФ и ст.5 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод?

 Федеральный судья Бутырского районного суда гор.Москвы Логинов Г.А. изложил устоявшееся мнение среди судей России:

Часть 2 ст.205.2 УК РФ  предусматривает наказание до 7 лет лишения свободы и, следовательно, относится к категории тяжких преступлений. Поэтому судьи исходят из этой санкции, не рассматривая вопрос о том, что приготовление к тяжкому преступлению - это самостоятельный состав преступления, предусматривающий иную, более мягкую схему наказания (иную санкцию, с учетом положения ст.30 и 66 УК РФ).

 По мнению защиты, такая позиция судов не соответствует науке уголовного права.

Так, статья 30 УК РФ («Приготовление к преступлению и покушение на преступление») указывает, что

«… 2. Уголовная ответственность наступает за приготовление только к тяжкому и особо тяжкому преступлениям…».

То есть ч.2 ст.30 УК РФ называет самостоятельным составом преступления приготовление к совершению тяжкого либо особо тяжкого конкретного преступления, которое квалифицируется через ч.1 ст.30 УК РФ. А статья 66 УК РФ разъясняет, как назначается наказание за этот вид преступления:

«Статья 66. Назначение наказания за неоконченное преступление

 2. Срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса за оконченное преступление…».

Таким образом, федеральный закон написан довольно-таки четко и ясно. Но на практике идет недопонимание судьями этих постулатов УК.

Следовательно, с юридической точки зрения, с позиции науки уголовного права, отнесение приготовления к преступлению, предусмотренному ч.2 ст.205.2 УК РФ, к категории тяжких преступлений  является НЕЗАКОННЫМ. Удерживать такого обвиняемого под стражей до суда на срок свыше 6 месяцев в период предварительного расследования уголовного дела - тоже незаконно.

Юридически грамотных возражений против такой позиции защиты я не слышал, ибо она основана на науке уголовного права России и положениях Уголовного кодекса РФ.

Приготовление к тяжкому преступлению никогда не может признаваться тяжким преступлением. Ибо это самостоятельный состав преступления.

 Описанное нарушение положений ст.109 УПК РФ и ст.5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод является не редкостью в российских судах (см., в частности: http://www.trepashkin.com/news/articles?id=71), что требует общественного реагирования и восстановления нарушенных прав граждан.

 Кстати, указанное нарушение ч.2 ст.109 УПК РФ должно влечь изменение меры пресечения Стомахину Б.В. на иную, не связанную с нахождением его под стражей в тюремных условиях следственного изолятора.

 

Адвокат, к.юр.наук                                    М.И.Трепашкин


Полный список новостей»

Контакты