Статьи Михаила Трепашкина

27.10.2013 Судебные решения на право проведения ПТП должны приобщаться к уголовному делу

Судебные  решения  на  право  проведения  ПТП должны  приобщаться  к  уголовному  делу

(комментарий  адвоката)

 

     В последние годы по многим уголовным делам в судах города Москвы (по другим мне неизвестно) исследуются диски с записями телефонных и иных переговоров, однако никто не обращает внимания, что контроль телефонных переговоров и соответственно записи переговоров проведены без каких-либо законных оснований (судебные решения отсутствуют), а диски с записями переговоров - лишь вторичные источники информации. Я еще не видел, чтобы в диктофоне стоял компакт-диск диаметром 12 см, на который якобы была произведена запись и представлена в суд.   

    В материалах рассматриваемого в настоящее время в Одинцовском городском суде Московской области  уголовного дела в отношении предпринимательницы Веры Трифоновой (умершей в СИЗО), депутата Магаданской области Шамиряна Георгия и Шубина Юрия также не оказалось постановлений суда о проведении оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ) по прослушиванию телефонных переговоров (ПТП).  Там есть лишь ссылки сотрудников ДЭБ МВД России, что якобы решения судов все же были, но проводились ОРМ «ПТП»  с согласия военных судов.  Какое отношение имеют Трифонова, Шамирян и Шубин к военным - очень даже не ясно. Но даже этих решений в деле нет. Сотрудники ДЭБ МВД России сумели договориться с председателем Московского городского суда Егоровой О.А., чтобы она выдала им бумажку-прикрытие (см. ниже), в которой указано:

   «Что же касается судебных решений на право проведения оперативно-розыскных мероприятий, то их передача в распоряжение следственных органов указанным выше законом (речь идет о Федеральном законе «Об оперативно-розыскной деятельности») не предусмотрена».  Прикрываясь этой бумажкой чуть ли не как законом, оперативники не приобщили к уголовному делу судебные решения на право контроля за телефонными и иными переговорами фигурантов дела.

    Егорова О.А., как я неоднократно писал в своих заметка, явно не дружит с уголовным законодательством России. Она их мало понимает. По этой причине у нас сидят по тюрьмам в значительном количестве люди невиновные.

 

    Следует подчеркнуть для Егоровой О.А. и лиц, идущих у нее на поводу (как ни как целый председатель суда основного субъекта Российской Федерации), что  Конституция России,  федеральные законы и подзаконные акты четко указывают, что если к материалам уголовного дела приобщаются  результаты ОРД, полученные при проведении ОРМ, которые ограничивают конституционные права человека и гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища, то в обязательном порядке должны быть разрешения суда на проведение этих мероприятий и эти постановления судов в обязательном порядке приобщаются в копиях к материалам дела.

       В частности, это требование четко обозначено в Федеральном законе «Об оперативно-розыскной деятельности», вытекает из Определения Конституционного Суда РФ от 6 марта 2001 года № 58-О, Определения Конституционного Суда РФ от 14 июля 1998 года № 86-О, Приказа МВД РФ, Федеральной службы безопасности РФ, Федеральной службы охраны РФ, Федеральной таможенной службы, Службы внешней разведки РФ, Федеральной службы исполнения наказаний, Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков и Минобороны РФ от 17 апреля 2007 года № 368/185/164/481/32/184/97/147 "Об утверждении Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд" и п.13 указанной Инструкции, гласящей:

       «13. В случае представления дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд результатов ОРД, полученных при проведении ОРМ, которые ограничивают конституционные права человека и гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища, к ним прилагаются копии судебных решений о проведении ОРМ».

 

     Эти положения законов нужно отправить председателю Московского городского суда Егоровой О.А., чтобы она больше не писала фальшивых бумаг для прикрытия беззакония, а также требовать чтобы в материалах уголовных дел обязательно находились  копии судебных решений, дающих право оперативникам для проведения ОРМ, связанных с ограничениями конституционных прав и свобод граждан.  

 

     Что касается ссылки Егоровой О.А. на ст.12 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» в ниже размещенном письме из дела В.Трифоновой и др., то речь там идет о том, что в целях временной секретности,  когда сотрудники оперативных подразделений еще до реализации материалов дела оперативной разработки получают разрешения суда на проведение ОРМ, связанных с ограничением конституционных прав и свобод граждан, в суде не остаются судебные постановления. Они находятся только в оперативных делах. А после реализации дел оперативного учета, вместе с рассекреченными материалами в обязательном порядке передаются следователю, дознавателю, прокурору, суду.

 

     Адвокат

                              М.И.Трепашкин

 

=====================================

 

                    В Одинцовский городской суд Московской области

                     -----------------------------------------------------------

143007, Московская область, гор.Одинцово, ул.Советская, дом 7, электронные адреса: odintsovo.mo@sudrf.ru    и   

odintsovogorsud@mail.ru , тел.: (495) 593-56-20, (495) 590-74-76,
факс: (495) 590-74-64

    

                 От  Трепашкина Михаила Ивановича, адвоката  

                     коллегии адвокатов «Трепашкин и партнеры»,  адрес

                     ….                                  

                     в защиту интересов  обвиняемого Шамиряна Георгия

                     Левоновича

 

Ходатайство

о признании доказательства недопустимым

 

Город Москва                                                    23 октября 2013 года

 

      Прошу в соответствии с ч.1 ст.75 УПК РФ признать недопустимыми доказательствами и в соответствии с ч.2 ст.50 Конституции Российской Федерации исключить из числа доказательств:

     1. Вещественные доказательства:

       - компакт-диски с результатами оперативно-розыскной деятельности в отношении Трифоновой № 9/11/9-150, № 9/11/9-151, № 9/11/9-152, № 9/11/9-171 со сведениями, полученными при прослушивании телефонных переговоров Трифоновой;

       - компакт-диски с результатами оперативно-розыскной деятельности в отношении Шамиряна № 3/864 со сведениями, полученными при прослушивании телефонных переговоров Шамиряна

           (том 2 л.д.118-119, 120-1274; том 7 л.д.227; том 24 л.д.118-274;

           том 29 л.д.227)

 

    2.  Протоколы осмотра компакт-диска № 3/864 и компакт-дисков № 9/11/9-150, № 9/11/9-151, № 9/11/9-152, № 9/11/9-171, на которых зафиксированы телефонные переговоры Трифоновой, Шамиряна, Шубина, Разумова, Гридасова, Баренц и Москвичева

           (том 7 л.д.210-226; том 29 л.д.210-217, 219-226)

 

     Эти данные изложены на основании  обвинительного заключения (л.144)  в части доказательств вины Шамиряна Г.Л.

 

   Основания ходатайства:

    1.  Общеизвестно, что в соответствии с ч.2 ст.23 Конституции Российской Федерации,  ст.89 и  ч.2 ст.186 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации  результаты оперативно-розыскной деятельности, получаемые с ограничением конституционных прав и свобод граждан, могут быть признаны доказательством по уголовному делу в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством, если они получены на основании судебного решения, которое должно быть:

    а) законным и обоснованным и

    б) приобщено к материалам уголовного дела. 

     Это требование четко обозначено в Федеральном законе «Об оперативно-розыскной деятельности», вытекает из Определения Конституционного Суда РФ от 6 марта 2001 года № 58-О, Определения Конституционного Суда РФ от 14 июля 1998 года № 86-О, Приказа МВД РФ, Федеральной службы безопасности РФ, Федеральной службы охраны РФ, Федеральной таможенной службы, Службы внешней разведки РФ, Федеральной службы исполнения наказаний, Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков и Минобороны РФ от 17 апреля

2007 года № 368/185/164/481/32/184/97/147 "Об утверждении Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд" и п.13 указанной Инструкции, гласящей:

  «13. В случае представления дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд результатов ОРД, полученных при проведении ОРМ, которые ограничивают конституционные права человека и гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища, к ним прилагаются копии судебных решений о проведении ОРМ»  (копия Инструкции и Приказа приобщаются к данному ходатайству).

В соответствии с разъяснения Конституционного Суда РФ постановления суда должны выноситься с учетом территориальной подсудности.

 Указанные федеральные законы  и подзаконные акты - ведомственные приказы опровергают письмо  председателя Московского городского суда Егоровой О.А. от августа 2009 года (без номера), которое защита считает обычной фальшивкой, сфабрикованной по просьбе сотрудников ДЭБ МВД России (как бывало неоднократно) для сокрытия своей противоправной деятельности.

Как усматривается из материалов уголовного дела:

- отсутствуют постановления суда на проведение прослушивания телефонных переговоров Шамиряна, Трифоновой и др.;

-  в судах по месту проведения ОРМ «ПТП» отсутствуют сведения о получении судебных постановлений, дающих право на проведение прослушивания телефонных переговоров Шамиряна Г.Л. (их нет в деле).

Изложенное дает основания утверждать, что ОРМ «ПТП» проводилось с нарушением ст.23 Конституции Российской Федерации, с превышением должностных полномочий сотрудниками ДЭБ МВД России.

      Часть 2 ст.50 Конституции Российской Федерации указывает: «При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона».

      Часть 1 ст.75 УПК РФ гласит: «Доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются  недопустимыми». Такие доказательства не имеют юридической силы».

       Могут ли признаваться доказательствами записи ОРМ «ПТП», которые получены с нарушением ст.23 Конституции Российской Федерации, то есть без санкции суда? - Не могут!  А прокурор и суд не имеют право укрывать факты действий, содержащих признаки преступления!  В соответствии с ч.4 ст.29 УПК РФ, если при судебном разбирательстве будут выявлены нарушения закона, то суд вправе вынести частное определение или постановление. 

      Если я не прав, то прошу в соответствии с ч.2 ст.14 УПК РФ сторону обвинения опровергнуть мои доводы со ссылками на конкретные нормы закона.

                    

                                   Адвокат                   М.И.Трепашкин

 


Полный список новостей»

Контакты