Статьи Михаила Трепашкина

28.12.2013 Плохому О.А. о плохом правосудии и причинах коррупции в судах

Плохому  О.А.  о  плохом  правосудии  и  причинах  коррупции  в  судах

     Вдруг  что-то  предпримет  по  усовершенствованию  судебной  системы?

 

     Закон не  может  быть нарушен  «существенно»  и  «несущественно».  Он  либо   нарушен  либо не нарушен.  Нужно  привести  Постановления  Пленумов Верховного Суда  РФ  в  соответствие  с  ч.2  ст.50  Конституции  России.

 

===========================================

 

                                                           Руководителю  Управления  Президента 

                                                           Российской  Федерации  по  вопросам 

                                                           противодействия  коррупции                          

                                                           Плохому  О.А.
                                                                                 -------------------------------------------------------------

                                                                               город  Москва,  ул.Ильинка, дом 23,

                                                                               +7 (495) 606-41-84;  president-sovet.ru

 

                                                           от  адвоката коллегии  адвокатов  «Трепашкин 

                                                             и  партнеры»  города  Москвы Трепашкина   

                                                             Михаила Ивановича,  рег.№  77/5012 в        

                                                             реестре  адвокатов гор.Москвы, адрес: 

                                                                   

 в защиту интересов незаконно осужденного

 Вахонина Ильи Анатольевича

                                                             (ордер  в  деле  имеется)

    Вышестоящие суды  не  пересматривают  очевидно

 неправосудные  приговоры,  что  способствует  коррупции

в  районный  судах  города  Москвы

 

 

Заявление

Уважаемый  Олег  Анатольевич!

 

          В  связи  с  создавшейся в  России  ситуации  беззакония  в  судах (это  признает  большинство граждан),  безответственности  судей  за  вынесение  очевидно  незаконных  решений,  фактически  лишения  права  осужденного на  пересмотр  приговора в  судах  надзорной  инстанции   вынужден  обратиться  к Вам  за  помощью в  разрешении  данной  проблемы,  ибо  такая  ситуация  ведет  к  тому,  что  за  деньги  возможно  заказывать  даже  конкретный  срок  наказания тому  либо иному лицу.  Это  порочит  российское  правосудие  в  целом,  подрывает  его авторитет  и  вызывает  недоверие  к  власти  в  целом.

       Меня  неприятно поразила  фраза  адвоката  Восканяна  М.М.,  представляющего интересы  потерпевшей  Волобуевой  А.И.   в  Пресненском  районном  суде  гор.Москвы  по  уголовному  делу  в  отношении  бывшего  сотрудника  Счетной  палаты  России  Вахонина  И.А.,  обвиняемого  по  п.п. «б»,  «в»  ч.2  ст.131  УК  РФ  и  п.п. «б»,  «в»  ч.2  ст.132   УК  РФ  редакции  Федерального закона от  8  декабря  2003  года  № 162-ФЗ):  «Можете  писать,  сколько  угодно,  ибо  все  уже  нами решено  и Вахонин  И.А.  получит  не  менее  10  лет,  за  это  заплачены большие  деньги».  Я  считал,  что это  блеф.  Однако  дальнейшее  развитие  событий  показало,  что,  несмотря  на  отсутствие  доказательств  факта  изнасилования (по  моему  мнению,  там  была  обычная  подстава  девушки  легкого  поведения  под  чиновника  в  целях   изъятия  у  него  бизнеса),  Вахонину  И.А.  было назначено наказание  в виде  11  лет лишения  свободы  с  отбыванием  наказания  в  исправительной  колонии  общего режима.   Приговор  выносил  судья  Шипиков  А.И.,  однако  указание  по  срокам  он  получил  от  председателя  Пресненского районного  суда  гор.Москвы  Найденова,  у  которого  родственник  работает  в  Верховном  Суде  РФ,  а   супруга  судьи  Мосгорсуда  Пронякина  работает   у  него  помощником.  Именно  Пронякину (судья-докладчик) и  были направлены  потом   все   кассационные  жалобы,  доводы  защиты  по которым  остались  без аргументированных  ответов.  Председательствующий   в  судебном  заседании  кассационной инстанции  судья  Мосгорсуда Марков  не  скрывал  удивления,  что  при  отсутствии  каких-либо  отягчающих обстоятельств  Вахонину  И.А.  назначили  срок наказания  выше  высшего,  в  связи  с  чем  срок  был  снижен  до  8-ми  лет.  Однако,   остальным  фактам  заказной фабрикации  обвинения  оценка  не  была  дана  и  приговор,  ради  «стабильности  судебных  решений»  был  оставлен  без  изменения.  В  прилагаемой  копии  надзорной  жалобы  от  4  сентября  2013 года  изложены  все  доводы  защиты,  указывающие  на  очевидно неправосудный  приговор.

         Суды  надзорной  инстанции  были  безуспешными  в  силу  сложившейся  ситуации. Суть проблемы надзора кроется  в  систематическом  нарушении  судьями, рассматривающими  поступающие надзорные  жалобы,  требований   Постановления Пленума  Верховного Суда  РФ от  11  января  2007  года    1  «О  применении  судами  норм  главы  48  Уголовно-процессуального  кодекса  Российской  Федерации,  регламентирующих  производство  в  надзорной  инстанции».  Несмотря  на  то,  что   п.7  указанного  Постановления  гласит:  «При  вынесении  постановления  об  отказе  в  удовлетворении  надзорных  жалобы  или  представления  судья  обязан  привести  аргументированные ответы  на  все  доводы,  в  которых оспариваются  законность, обоснованность  и  справедливость  судебного  решения,  и  изложить  мотивы,  по  которым  эти  доводы  признаются  несущественными»,  судьи  вообще  не  дают  ответов  ни  на  один  из  доводов  защиты,  а  формально  переписывают несколько  фраз  из  обжалуемого приговора,  перечисляют   в  постановлении об  отказе    «свидетелей  обвинения»  (хотя  почти  все  они  ничего не  говорят  о  вине  осужденного  и  нередко  туда записывают  свидетелей  защиты).  В нарушение  указанного  выше  важного судебного документа,  на  доводы  надзорных  жалоб  пишутся  формальные  короткие  отписки,  не  содержащие аргументированных ответов  на  доводы  защиты  вообще,  что  подрывает  доверие граждан  к  правосудию.  Часть  ответов  похожи,  как  близнецы,  что  указывает  на  использование  бланка  для  формальных  отказов,  без  проверки  доводов  заявителя,  подающего  жалобу. Как  причина -  большое  количество  жалоб  в  Европейский  суд  по  правам  человека.  А  обращения  в Конституционный  Суд  РФ   указывают на  то,  что нормы  закона  в  подавляющем  большинстве  признаются  соответствующими  Конституции  России,  а  применение  их  судами  общей  юрисдикции   не  всегда происходит  с  соблюдением  конституционных  прав граждан.

     Несмотря  на  то,  что общепринятыми нормами  международного  права  каждому осужденному гарантируется  пересмотр  его  дела   судом  надзорной  инстанции  (если  в  национальном  законодательстве  несколько  таких  инстанций,  то  - в  каждой  из них),  в  России надзорные  жалобы  рассматривает  судья  единолично  и  он решает,  пропустить эту  жалобу  в  суд  надзорной  инстанции  либо нет. Названный «судья-фильтр»  принимает решение  за  коллегиальный  орган  каким  должна  является  надзорная  инстанция  (президиум  и др).  Сторона  защиты  не знает  ни  квалификацию  этого  судьи-фильтра, ни  полномочия, и лишена  права  заявить отвод  (нередко  имеется  информация  о  коррупционной  заинтересованности некоторых  лиц).  Единолично  судья  одного и  того же  суда,  как  правило, не  может  принять решение  вопреки  коллективного  судебного  органа кассационной инстанции -   судебной  коллегии  по  уголовным  делам (там  3  судьи),  поэтому  в  подавляющем  числе  случаев  следует  отказ  в  передаче  жалоб  в  суд  надзорной  инстанции.    Как  следствие  такой  системы – десятки  тысяч  незаконно  осужденных  томятся  в местах  лишения  свободы,  преступники  разгуливают на воле,  совершая новые  преступления. 

     Несправедливое  правосудие  - источник  нестабильности  в  современном обществе.

      Значительная  часть  приговоров  выносится  с  неправильным  применением  уголовного закона, часто  человека  признают  виновным  не  на конкретных  доказательствах,  а  на  предположениях.  Тем  не  менее,  в  России  нет  органа,  который  дал  бы  оценку  этим нарушениям  в  процедуре  рассмотрения  надзорных  жалоб  и  халатного  отношения  судей  к  проверкам  доводов  защиты.  В  подавляющем  большинстве случаев обращения  в  Верховный  Суд  России  не  дают  положительного результата  по  очевидным  и  бесспорным нарушениям  норм  материального права.

     Одной  из  причин  вынесения  незаконных  приговоров  является  то,  что  в нарушение  ч.5  ст.37  УПК  РФ  в  судебных  заседаниях  вместо  прокуроров  участвуют  их  помощники,  которые  являются  пассивными  участниками  процесса,  ибо не могут  изменить   обвинение,  подписанное  (часто  без надлежащего изучения)  их  начальником.  Кроме  того,  помощники  прокуроров  это  в  подавляющем  большинстве  малоопытные молодые  люди,  которые  слабо разбираются как  в  уголовном  процессе,  так  и  в  уголовном  праве.  А  ведь  они   выступают  с  обвинительной речью  от  имени  государства  -  Российской  Федерации.  Малограмотные  обвинения  от  имени  России  -  повсеместное  явление  в  судах.  

     Второй  причиной  вынесения  несправедливых  приговоров  является  то,  что  высшая  судебная  инстанция  позволяет  антиконституционные  действия.  Так,   после  принятия  в  1993  году  Конституции  России на  протяжении  9 лет  не  исполнялись  требования  ст.22,  предусматривающей  заключение  под  стражу  только на  основании  судебного решения.  Однако,  до настоящего  времени (20  лет) не  исполняется  положение  ч.2  ст.50  Конституции  России  о  невозможности  использования  доказательств,  полученных  с нарушением федерального закона.  Ряд  Постановлений  Верховного  Суда  РФ  содержит  антиконституционные  формулировки,  разрешающие  нарушать  федеральные  законы  НЕСУЩЕСТВЕННО.   В  настоящее  время  приговоры  изменяются  или  отменяются  лишь  «при наличии  существенных нарушений закона».  Закон  не  может  быть нарушен  «существенно» или «несущественно». Он может  быть  либо «нарушен»  либо  «не нарушен». Если  он нарушен  при  получении  доказательств  и   при  вынесении приговора,  то  приговор  должен  быть однозначно  отменен. Только  тогда  можно говорить о торжестве закона, о  справедливости  и  о  правовом государстве  в  целом. Это  исходит  из положений  Конституции  Российской  Федерации.

       Суть  моего обращения:

       К  данному  своему заявлению  я  прилагаю  копию  надзорной  жалобы  на  приговор в  отношении  моего  подзащитного  -  Вахонина  Ильи  Анатольевича и  «ответы»  на  эти доводы  на  стадиях надзора от судей,  начиная  с  президиума Московского городского  суда  до  Председателя  Верховного суда  РФ.  Ни в  одном случае   не  выполнены  требования  пункта  Постановления Пленума  Верховного Суда  РФ от  11  января  2007  года    1  «О  применении  судами  норм  главы  48  Уголовно-процессуального  кодекса  Российской  Федерации,  регламентирующих  производство  в  надзорной  инстанции»,  ибо  они не  содержат  ответов  на  доводы  защиты.  Есть  основания  считать,  что  ответы  готовили  вовсе не судьи  надзорных  инстанций,  а неведомые  нам (обратившимся  с  жалобой)  консультанты. 

      Изложенная  выше  ситуация  в  целом  при  рассмотрении  надзорных  жалоб  существенно  повлияла  на  то,  что  Вахонин  Илья  Анатольевич  до настоящего  времени  находится  в  местах  лишения  свободы, будучи  осужденным  за  действия,  которых  не  совершал,  которые  явно  квалифицированы неправильно.  Однако  добиться  реакции  на  грубейшие нарушения  норм  уголовного и  уголовно-процессуального права  при  вынесении  приговора  в  отношении  Вахонина  И.А.  мы  не  можем. 

         Не принимаются  даже  заключения  лицензионных экспертов   мирового  уровня  квалификации, которые  опровергают  доводы  обвинения.  По  уголовному  делу  в  отношении  Вахонина  И.А.  судья  Пресненского районного  суда города  Москвы  Шипиков  А.И.   не  принял  во  внимание  более  20  заключений  экспертов,  включая  молекулярно-генетическую  экспертизу,  проведенную правоохранительными  органами  по  «горячим  следам»,  а   квалификацию по  тяжести  содеянного судья  дал  на  основании  одного-единственного   сомнительного  заключения эксперта  Романовой  Л.В.,  которая  грубо нарушила  порядок  проведения  экспертиз,  установленный ст.ст.57,  195 и  204 УПК  РФ  (подробнее  все  изложено  в  прилагаемой   жалобе).    

Судебные  инстанции  не  дали  оценки  нарушениям  уголовно-процессуального  закона  при  проведении  судебно-медицинской  экспертизы №  710-г  (о  чем указано  в  заключении  Минздрава  РФ    14-5/7001267  от  17.07.2013 г.),  в  основу  обвинения  положены  показания  свидетелей,  не  присутствовавших  на месте  совершения  преступлений,    и  проигнорированы  ходатайства  о  вызове  и допросе  в судебном  заседании  свидетелей-очевидцев (Байло  К.Н.,  Юрчука  А.Н.),  соучастника - Вахонина  А.А.),  а  также  другие  доказательства,  указывающие  на отсутствие  признаков  состава  изнасилования  и  принудительных  действий  сексуального характера, данные  биллинга  телефонных  соединений и др.),  необоснованно  отказали  в  допросах  специалистов  Дубровина  И.А.,  Леонова  С.И.,  Савенко  Ю.С.,  Гушанского  Э.Л.,   явившихся  в  судебное  заседание. 

 

             При  рассмотрении  дела  в  суде не  устранены противоречия  в  показаниях  потерпевшей  Волобуевой  А.И.,  в  частности: 

1)              Волобуева  А.И.  вскоре  после  происшествия  писала  в  своих объяснениях  и показаниях, что при изнасиловании ей так  сильно  травмировали  кисти рук,  что она  не  могла  писать,   у  нее  были  отломаны ногти,  из-под  которых  текла  кровь.  Однако,    как  усматривается  из  фотоснимков,  представленных  по делу  адвокатами  потерпевшей  -  Восканяном   М.М. и  Полетаевой С.Е.,  сделанных сразу  после  случившегося,  все  пальцы  Волобуевой  А.И.  без  повреждений,  ногти на  месте  и ничуть не  испорчен  маникюр  на них.  Осмотрами  врачей  и  экспертов  у  Волобуевой  А.И.  не  зафиксировано  повреждений  пальцев  рук.

          При  освидетельствовании  Вахонина  И.А.  не  зафиксировано  каких-либо  царапин  и повреждений на  его теле  и   лице.  Ничего не  было обнаружено и под  ногтями  Волобуевой  А.И.

В  ходе  расследования  уголовного дела  Волобуева  А.И.  показывала,  что  у  нее  от  избиений  при изнасиловании сильно текла  кровь,  которой  она  плевалась на пол, мазала  ею  стены,  в  крови  была  вся  постель.           Однако,  врачи  и  эксперты  констатировали,  что  у  нее нет  каких-либо рассечений  губ,  нет  кровоточащих ран,  не  обнаружено  выделений  из носа  и  ушей.

          При  осмотре  места  происшествия не  обнаружено  крови на  стенах,  на полу  и на  кровати,  а  также  на  одежде  Волобуевой  А.И.

          Исключительно  все  свидетели обвинения  и  защиты, прежде  всего  те,  кто  видел  Волобуеву  А.И.  сразу  же  после выхода  со  снимаемой  Герасимовичем  В.В.  квартиры,  включая врача  «Скорой  помощи»  Петухову,  не показывают,  чтобы  были  выделения  крови  у  Волобуевой  А.И.  или что она  была  в  крови.

 

2) Проведенными  по делу  экспертизами и  заключениями специалистов-экспертов (более  20  исследований),  включая  молекулярно-генетическую экспертизу  по  мазкам,  взятым  сразу после произошедшего,  признаков  полового  акта  в  типичной и  атипичной (в  рот)  формах – не  установлено,  при  том,  не  только насильственного,  но даже  добровольного полового акта,  от  которого  также  должны  оставаться  следы,  фиксируемые  на молекулярно-генетическом  уровне.

          Суд  первой  инстанции  не дал должной  оценки  этим  экспертизам,   опровергающим  показания  Волобуевой  А.И.  и  указывающим на  то,  что следов  полового  акта  не  имеется,  повреждений  в  области  половых  органов  не  обнаружено.

 

          3) В  историях  болезни  оказались  записи  о наличии  у  Волобуевой  А.И. переломов  носа  и  ребер, сделанные  на  основании  снимков  (об этом  Волобуева  А.И.  дала  интервью НТВ),  однако  экспертами  при непосредственном  обследовании  Волобуевой  А.И. установлено,  что   у  нее  нет таких  повреждений (все  ребра  целы,  нос  без  переломов).  

Экспертами,  давшими заключения  уже   при рассмотрении  дела  в  суде,  было констатировано,  что,   судя  по  описанию  при  осмотре потерпевшей,  некоторые  повреждения  на  теле  Волобуевой  А.И.  образовались  уже  после  вменяемых  Вахониным  событий.   

 

          4) В  материалах  дела  находятся  документы  о  том,  что  Волобуева  А.И.  14  и  15  июня  2007 года одномоментно находилась на  стационарном  лечении  в  двух  разных больницах  2-х городов  с  разными  диагнозами:

        – 12-15 июня  2007 года  при  выписке  ей  поставлен  в  больнице  им.Боткина диагноз «Состояние  удовлетворительное. Эпикриз: ЗЧМТ, сотрясение  головного мозга,  ушибы  мягких  тканей  лица,  туловища»;

         - 14  июня-11  июля  2007  года  в  ЦКБ  гор.Жуковского  стоит  другой  диагноз -  «ЗЧМТ,  ушиб головного  мозга  тяжелой  степени.  Левосторонний  гемипарез.  Множественные  ушибы,  гематомы,  кровоподтеки  мягких  тканей  головы,  лица,  шеи,  туловища,  верхних  и нижних  конечностей».    Защите  было отказано в  вызове  врачей  для  устранения  этих  противоречий  и сняты  вопросы  к  потерпевшей  о  том,  как  она  лечилась одновременно  в  двух разных больницах на стационарном  лечении.

       

 Я  не  буду  перечислять  другие  очевидные  для  любого нормального  человека   несуразности  приговора,  которые  требуют  юридический  оценки.  Однако  суд не  сделал  это,  обосновав  приговор  предположениями  и  противоречивыми,  алогичными  показаниями потерпевшей  Волобуевой  А.И.  и  ее родственников  потерпевшей,  которые  знают  все  со  слов  потерпевшей.

 

На  примере   уголовного дела  в  отношении  Вахонина  И.А. видна  несправедливость  российского  правосудия,  которое  нужно  спасать.  Нужно  спасать  его  авторитет  путем  юридически  грамотного  пересмотра  этого  и  подобных  дел. 

        На  основании изложенного  и  с  учетом  компетенции,   -

П Р О Ш У:

           С  учетом  важности и  системности  проблемы  исполнения  требований   п.7 Постановления Пленума  Верховного Суда  РФ от  11  января  2007  года    1  «О  применении  судами  норм  главы  48  Уголовно-процессуального  кодекса  Российской  Федерации,  регламентирующих  производство  в  надзорной  инстанции», прошу  изучить  доводы,   обозначенные  в  данном  заявлении,  и  с  учетом  явных  нарушений  со  стороны  судей  процедуры  надзорного производства  и  несоблюдение  требований указанного  выше  Постановления  Пленума  Верховного суда  РФ  (п.7),  а  также  прав  осужденного  Вахонина  И.А. на пересмотр  приговора  в  судах  надзорной  инстанции,   прошу  направить  копию  прилагаемой  надзорной  жалобы  Председателю  Верховного  Суда  Российской  Федерации и  Генеральному  прокурору  Российской  Федерации  для  проверки  изложенных  доводов  и  решения  вопроса  о  передаче  надзорной  жалобы  в  суд надзорной инстанции.  

 

                           Приложение:  1)  копия  надзорной  жалоба  от  сентября  2013  года,  на 

                                                      80-ти листах;

                                                  2) копии  ответов  из  4-х  надзорных  инстанций.

                                               

С  уважением,              адвокат                                              М.И.Трепашкин


Полный список новостей»

Контакты