Новости

22.02.2012 Собаки в Пресненском суде

 

   Содержащихся  под  стражей  Вахонина И.А.  и Герасимовича  В.В. в  Пресненском  районном  суде  гор.Москвы  водят  в  зал  судебных  заседаний  с  собаками  без  намордников,  пугая посетителей  суда.  

Я  не раз  убеждался  во  время  адвокатской работы  в  судах:  чем  больше по уголовному делу  сомнений,  тем  яростнее  противодействие  со  стороны  судьи.  Не  прокурора,  кстати,   как  основного обвинителя  (ибо  часто  вместо прокурора,  в нарушение  ч.5  ст.37  УПК  РФ,   в судах  сидят  малоопытные  помощники  прокуроров),  а  именно  судьи.  Так  сложилась  практика  в  судах  России,  что  сторонами  являются:  судья,  протаскивающий  недоработанное  обвинительное  заключение  следователя,  и  адвокат,  защищающий  интересы  обвиняемого.  Прокурор,  точнее  помощник  прокурора,  только занимает  место  ради  соблюдения  процедуры  суда.   Его задача  лишь  в  том,  чтобы  подпевать  судье,  что  якобы все  законно  и  обоснованно  со  стороны  следователя  и незаконно  со  стороны  защиты.  При этом  никогда не  делается  ссылка на закон.

Я  не раз  убеждался  во  время  адвокатской работы  в  судах:  чем  больше по уголовному делу  сомнений,  тем  яростнее  противодействие  со  стороны  судьи.  Не  прокурора,  кстати,   как  основного обвинителя  (ибо  часто  вместо прокурора,  в нарушение  ч.5  ст.37  УПК  РФ,   в судах  сидят  малоопытные  помощники  прокуроров),  а  именно  судьи.  Так  сложилась  практика  в  судах  России,  что  сторонами  являются:  судья,  протаскивающий  недоработанное  обвинительное  заключение  следователя,  и  адвокат,  защищающий  интересы  обвиняемого.  Прокурор,  точнее  помощник  прокурора,  только занимает  место  ради  соблюдения  процедуры  суда.   Его задача  лишь  в  том,  чтобы  подпевать  судье,  что  якобы все  законно  и  обоснованно  со  стороны  следователя  и незаконно  со  стороны  защиты.  При этом  никогда не  делается  ссылка на закон.

        Очень  показателен  в  этом  плане  процесс  по  делу  Вахонина  И.А.  и Герасимовича  В.В.  в  Пресненском  районном суде  гор.Москвы,  который  проходит  вообще  за  пределами  не  только  УПК  РФ,  но и  решений  Конституционного  Суда  РФ.  Председательствующий  на процессе  судья  Шипиков  А.И.  принимает в  качестве  доказательств  обвинения   и  фотографии,  неизвестно  откуда  взятые  с  нарисованными  тушью  телесными  повреждениями,  и  экспертизы  без  подписей  экспертов,  а  от обвиняемых  и защитников   упрямо  не  желает принимать  доказательства  защиты,  полученные  в  строгом  соответствии  с  законом  и  надлежащим образом  оформленные.    Почему?  -  Потому,  что они доказывают  фальшь  со  стороны органов предварительного расследования  и  подтверждают невиновность  подсудимых.  Ссылки  на  ч.4  ст.47,  ч.3  ст.86  УПК  РФ  и  решения  Конституционного  Суда  России,  гарантирующих  право  представлять доказательства  защиты,  у  председательствующего  по делу  судьи  Шипикова  А.И.  вызывают только  ярость. 

        Следовать  требованиям  закона  Шипиков  А.И.  не желает  категорически,  рассчитывая,  что  все  сойдет,  как  бывало неоднократно  в  Пресненском  районном  суде.  Любой  грамотный  юрист  на месте  председательствующего  давно  бы  направил  дело  прокурору  для  устранения  препятствий  рассмотрения  его  судом,  ибо  в  нарушение  ст.ст.171  и  220  УПК  РФ  обвинение  не  конкретизировано,  в  вину  по изнасилованию  вменены  телесные  повреждения,  которые  были якобы нанесены  потерпевшей  уже  после  совершения  преступления,  хотя   общеизвестно  правило:  телесные  повреждения,  причиненные  после  совершения изнасилования,  квалифицируются  не  по ст.131  УК  РФ,  а  по  другим  статьям  Кодекса  с  учетом  тяжести  телесных  повреждений  (http://www.ridus.ru/news/21441/ ).   Это известно  всем,  однако  судья  Шипиков  А.И.  не  желает  следовать  общеизвестной  норме  закона.  Он  в  категоричной  форме  отказал  в  ходатайстве  об  исключении  из  обвинения  Вахонину  И.А.  (по  ст.ст.131  и  132  УК  РФ)  и  Герасимовичу  В.В.  (как  пособнику  в   названных деяниях)  тех  телесных  повреждений,  которые  (как  указано  в  обвинительном  заключении)  были причинены  потерпевшей  Волобуевой  А.И.  уже  после  изнасилования  и принудительных  действий  сексуального характера.  Разумеется,  что эта  юридическая  дикость  вышестоящими  судами  будет,  устранена.  Однако,  зачем  председательствующему  в  настоящее время  закрывать глаза  на  нарушение  закона? -  Ясно,  что  это делается  в  тех  целях,  чтобы  вынести заведомо  не  соответствующий  закону  обвинительный  приговор.

        Ну,  а  так  как  подсудимые  и защита не хотят  мириться  с  явными  нарушениями  закона,  принимаются  всяческие  меры,  чтобы  сломить  волю  Вахонина  И.А.  и  Герасимовича  В.В.    Во-первых,  судебные  заседания  назначаются  чуть ли не  каждый  день,  чтобы  ни  подсудимые,  ни  их  защита не  успевали  подготовить  письменные  ходатайства  (устные  можно опустить  в  протоколах  либо  исказить их  смысл). Нет  возможности  совместно  согласовать  позицию  и  написать  совместные  ходатайства  по делу.  Во-вторых,   подсудимые  не  имеют  возможности  выспаться  и  поесть  неделями,  ведь  их  привозят  очень  поздно  в  СИЗО  и  выводят на  сборное  отделение  очень рано.  Поспать они могут  максимум  2-4  часа.  А  как  поесть  в  автозаках  и  конвойных  помещениях  (маленьких  камерах)?  В  общем,   создаются  пыточные  условия  в  ходе  судебного разбирательства.   Ну,  а  для  тех,  кто  пишет  жалобы,  есть и  третье  средство:  держать  рядом  псов  для  устрашения  и воздействия на  психику.  Ни  Вахонин  И.А.,  ни Герасимович  В.В. не обвиняются  в совершении  особо  тяжких  преступлений, не  являются  особо  опасными  для общества.  Однако,  их  заводят  в  зал  судебного заседания  со  здоровенными  псами,  без намордников,  от которых  все  посетители  суда  стараются  убежать подальше,  чтобы  случаем  не  хватанул  кого   мощными  клыками. 

        Я  не  припоминаю  случая,  чтобы  кого-либо   в  зале  судебного заседания  держали  в  клетке,  да  еще  с  собаками.  Кто  и по  каким  причинам  принял решение   о  такой  «охране»   для  Вахонина  И.А.  и  Герасимовича  В.В.,  которым не  вменяются  в  вину  особо  тяжкие преступления, -  можно лишь догадываться.    Ясно,  что  сам  конвой  не  решает,  кого  вести  с  собаками,  а  кого  -  без них.  Тем  более, не решают  вопрос о  необходимости держать  собаку  (лающую)  в  зале  судебного заседания.   По  закону  такие  вопросы  решаются  либо  судьей,  либо  «заказчиками»  уголовного  преследования  с  помощью  силовых  структур. Чтобы  показать,  кто хозяин  положения  и  таким  прессингом  показать  безысходность положения  для  подсудимых,  сломить их  волю  и  отказаться  от  активной  защиты.

           В  такой  обстановке   невозможно  осуществлять полноценную  защиту,  они  являются  унижающими  человеческое  достоинство,  пыточными.  Приговор,  вынесенный  в  таких условиях не может  быть  законным  и обоснованным,  а  судебное  разбирательство  -  справедливым. 

 Я  не  припоминаю  случая,  чтобы  кого-либо   в  зале  судебного заседания  держали  в  клетке,  да  еще  с  собаками.  Кто  и по  каким  причинам  принял решение   о  такой  «охране»   для  Вахонина  И.А.  и  Герасимовича  В.В.,  которым не  вменяются  в  вину  особо  тяжкие преступления, -  можно лишь догадываться.    Ясно,  что  сам  конвой  не  решает,  кого  вести  с  собаками,  а  кого  -  без них.  Тем  более, не решают  вопрос о  необходимости держать  собаку  (лающую)  в  зале  судебного заседания.   По  закону  такие  вопросы  решаются  либо  судьей,  либо  «заказчиками»  уголовного  преследования  с  помощью  силовых  структур. Чтобы  показать,  кто хозяин  положения  и  таким  прессингом  показать  безысходность положения  для  подсудимых,  сломить их  волю  и  отказаться  от  активной  защиты.

           В  такой  обстановке   невозможно  осуществлять полноценную  защиту,  они  являются  унижающими  человеческое  достоинство,  пыточными.  Приговор,  вынесенный  в  таких условиях не может  быть  законным  и обоснованным,  а  судебное  разбирательство  -  справедливым.

sobaki_2_Presnenskom_sude


         Когда  ведут  в  зал  судебного заседания  Вахонин  И.А.  и Герасимовича  В.В.,  многочисленные  посетители  исчезают,  ибо  псы  -  без намордников.  (Фотографии  сделаны  на  мобильные  телефоны).

 

          Изложенное  однозначно  является  материалами  для  обращения  в  Европейский  суд по правам  человека.

          Интересно,  а  в  других  судах  тоже  водят  подсудимых  в  зал  судебного заседания  с  собаками?     

                               Адвокат

 

                                                                                               М.И.Трепашкин

20  февраля  2012 года.


Полный список новостей»

Контакты