Статьи Михаила Трепашкина

21.04.2016 Есть ли в УПК РФ понятие "территориальная подследственность"?

Есть ли в УПК России такое понятие «территориальная подследственность»?

(заметки по теории и практике уголовного процесса)

 

 

«Вам смех, а нам и полсмеха нет»

Русская пословица

 

Мне всегда казалось, что на руководящих и надзирающих должностях в органах предварительного расследования и прокуратуры должны быть самые грамотные специалисты. Однако, прилагаемые мною ответы начальника отдела надзора за расследованием уголовных дел Заики А.М. из прокуратуры города Москвы и и.о. начальника СЧ СУ УВД по ЮВАО ГУ МВД России по городу Москве являются наглядным доказательством, что многие чины сидят на своих креслах не по знаниям.

При вступлении в уголовное дело № 32782, расследовавшегося в СЧ СУ УВД по ЮВАО ГУ МВД России по городу Москве, бросилось в глаза то, что все 4 эпизода мошенничества в особо крупном размере, которые вменялись моей подзащитной Сухаревой Т.В., были совершены не на территории ЮВАО, однако следователь Усольцева О.А., возбудив уголовное дело № 32872 в отношении Сухаревой Т.В. еще 3 декабря 2015 года, вместо того, чтобы передать это уголовное дело в соответствии с требованиями ст.152 УПК РФ по месту совершения преступлений (по месту получения денег от потерпевших), продолжила расследование уголовного дела до его завершения в апреле с.г. Тем более, что и Конституционный Суд Российской Федерации в п.2 Определения от 23 сентября 2010 года № 1126-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Тимонькина Бориса Николаевича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 152 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» разъяснил, что «предварительное расследование производится по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления», а не по месту его обнаружения (что ранее не исключалось в соответствии со ст.132 УПК РСФСР).

На такое явное нарушение уголовно-процессуального закона (ст.152 УПК РФ) мы подали жалобы. Полученные ответы просто шокировали. Вначале и.о. начальника следственной части СУ УВД по ЮВАО г.Москвы подполковник юстиции Франгян Р.Ф., а за ним и начальник второго отдела управления по надзору за уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью органов внутренних дел, наркоконтроля и юстиции А.М.Заика чётко заявили: «Нет такого понятия в УПК РФ «территориальная подследственность». Есть ведомственная последственность, указанная в ст.151 УПК РФ. А раз нет понятия «территориальная подследственность», то её следователь Усольцева О.А. нарушить не могла.

Кроме того, Франгян Р.Ф. заявил, что в жалобе о нарушении территориальной подследственности «Утверждения адвоката являются намеренно искаженным толкованием норм закона в угоду интересам стороны защиты и свидетельствует о злоупотреблении стороной защиты своими правами».

От таких ответов даже растерялся. Оказывается, все, что я писал до этого по нарушениям территориальной подследственности

http://www.trepashkin.com/news/articles?id=49

http://www.trepashkin.com/news/articles?id=195 - искажённое толкование норм закона в угоду стороне защиты.

А как же тогда трактовать закон, в частности, положения статьи.152 УПК РФ о месте производства предварительного расследования? Нужно ли считать её нарушение нарушением территориальной подследственности? Или действительно есть только ведомственная подследственность?

 

Господа юристы, отзовитесь на обозначенный вопрос теории и практики уголовного процесса. Может и судебные решения (см. ниже), на которые я ссылаюсь - незаконные, а судьи малограмотные по сравнению с такими юридическими вершинами как Франгян и Заика?

 

Адвокат

М.И.Трепашкин

 

21 апреля 2016 года.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

========================

 

В Кузьминский районный суд города Москвы

---------------------------------------------------

109377, г.Москва, ул.Зеленодольская, дом 8/13

 

от адвоката коллегии адвокатов «Трепашкин и

партнеры» города Москвы Трепашкина

Михаила Ивановича, рег. № 77/5012 в

реестре адвокатов города Москвы, адрес

коллегии адвокатов: 119002, гор.Москва,

ул.Арбат, дом 35, офис 574, …

 

в защиту обвиняемой Сухаревой Татьяны

Викторовны (ордер № 000638 от 15 апреля

2016 года прилагается).

 

 

По уголовному делу № 32782

 

 

 

ЖАЛОБА

уточненная к жалобе № 3/10-100/16

на незаконные действия старшего следователя 4-го отдела СЧ СУ УВД

по ЮВАО ГУ МВД России по городу Москве Усольцевой О.А.

(в соответствии со ст.125 УПК РФ)

 

 

Город Москва 18 апреля 2016 года

 

Прошу признать незаконными, причиняющими ущерб конституционным правам и свободам обвиняемой Сухаревой Татьяны Викторовны, затрудняющими ей доступ к правосудию действия старшего следователя 4 отдела следственной части следственного управления УВД по ЮВАО ГУ МВД России по городу Москве майора юстиции Усольцевой О.А., выражающиеся в нарушении ею ч.ч.1 и 5 ст.152 УПК РФ о необходимости производства расследования по месту совершения преступления.

 

 

Обоснование жалобы:

 

  1. 17 марта 2016 года мною была подана жалоба Кузьминский районный суд города Москвы на незаконные действия старшего следователя 4 отдела следственной части следственного управления УВД по ЮВАО ГУ МВД России по городу Москве майора юстиции Усольцевой О.А., выражающиеся:

а) в нарушении ч.1 ст.152 УПК РФ, гласящий о необходимости производства предварительного следствия по месту совершения преступления;

б) в нарушении ч.5 ст.152 УПК РФ, гласящий о необходимости передачи следователем уголовного дела для дальнейшего предварительного расследования по месту совершения преступления через руководителя следственного органа.

 

29 марта 2016 года судья Кузьминского районного суда города Москвы Суздаль Е.А. постановлением возвратила жалобу для устранения недостатков, указав на необходимость приобщить мой ордер как защитника интересов Сухаревой Т.В. и для уточнения предмета жалобы, так как суд первой инстанции на данной стадии уголовно судопроизводства не вправе:

- делать выводы о фактических обстоятельствах расследуемого дела,

- установления места совершения инкриминируемых обвиняемому преступлений,

- соблюдения следственным органом подследственности дела,

- соответствии обвинительного заключения нормам УПК РФ,

так как это связано с предрешением правосудия.

 

Копия постановления от 29 марта 2016 года мною получена 11 апреля 2016 года по почте (без приложением материалов жалобы № 3/10-100/16).

 

 

  1. Уголовное дело № 32782 в отношении Сухаревой Т.В. было возбуждено 3 декабря 2015 года после выделения материалов из другого уголовного дела. Тогда же оно было принято к производству для дальнейшего расследования старшим следователем 4 отдела СЧ СУ УВД по ЮВАО ГУ МВД России по городу Москве Усольцевой О.А.

При этом следователь Усольцева О.А. не выполнила требования ч.ч.1 и 5 ст.152 УПК РФ и п.2 Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 23 сентября 2010 года № 1126-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Тимонькина Бориса Николаевича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 152 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», которым дополнительно разъясняется: «Статья 152 УПК Российской Федерации прямо устанавливает, что предварительное расследование производится по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления…»,

а, нарушая указанные нормы закона, вместо передачи уголовного дела по территориальной подследственности, то есть по месту совершения преступлений, продолжила расследование уголовного дела № 32782 до его окончания не по месту совершения вменяемых Сухаревой Т.В. и ее сообщникам деяний.

 

  1. О том, что следователем Усольцевой О.А. нарушена территориальная подследственность, указанная в ст.152 УПК РФ, свидетельствуют следующие обстоятельства:

По уголовному делу № 32872 Сухарева Т.В., согласно постановления о привлечении в качестве обвиняемой от 15 февраля 2016 года, обвиняется в совершении 4-х преступлений, предусмотренных ч.4 ст.159 УК РФ – хищение путем обмана и злоупотребления доверием денежных средств у 4-х потерпевших: Скрипка О.М., Ильиной Г.А., Золотовой (Тяпаевой) И.П. и Почтеннова Ю.Н. в составе организованной группы по следующим адресам:

г.Москва, ул.Таганская, дом 3;

г.Москва, Павелецкая площадь, дом 1;

г.Москва, Леонтьевский пер., дом 7, строение 3;

г.Москва, ул.Смоленская, дом 8;

город Щербинка, ул.Железнодорожная, дом 44.

 

По делам о мошенничестве местом совершения преступления считается место передачи потерпевшим денежных средств обвиняемому (обвиняемым). С этого времени он имеет возможность распоряжаться похищенными денежными средствами. Этот критерий определения места совершения преступления является бесспорным.

 

Согласно ст.152 УПК РФ («Место производства предварительного расследования»):

«1. Предварительное расследование производится по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления, за исключением случаев, предусмотренных настоящей статьей…

3. Если преступления совершены в разных местах, то по решению вышестоящего руководителя следственного органа уголовное дело расследуется по месту совершения большинства преступлений или наиболее тяжкого из них».

 

Согласно тексту упомянутого выше постановления о привлечении Сухаревой Т.В. в качестве обвиняемой от 15 февраля 2016 года по 4 преступлениям по ч.4 ст.159 УК РФ передача денег, якобы похищенных ею путем обмана у потерпевших, осуществлялась конкретно по следующим адресам:

 

I. Место передачи денег гр-кой Скрипка О.М.:

1 эпизод: 18 ноября 2013 года 200.000 рублей по адресу: город Москва,

ул.Таганская, дом 3.

2 эпизод: 25 ноября 2013 года 200.000 рублей по тому же адресу.

3 эпизод: 7 декабря 2013 года 200.000 рублей по адресу: Павелецкая

площадь, дом 1а

Итого: на сумму 600.000 рублей - не на территории ЮВАО города Москвы.

 

II. Место передачи денег гр-кой Ильиной Г.А.:

1 эпизод: 21 ноября 2013 года 596.000 рублей по адресу: город Москва,

Леонтьевский переулок, дом 7, строение 3

2 эпизод: 2 декабря 2013 года 290.000 рублей по тому же адресу.

3 эпизод: 8 декабря 2013 года 296.000 рублей по тому же адресу.

4 эпизод: 13 декабря 2013 года 800.000 рублей по тому же адресу.

Итого: на сумму 1.982.000 рублей - не на территории ЮВАО города Москвы.

 

III. Место передачи денег гр-кой Золотовой (Тяпаевой) И.П.:

1 эпизод: 20 декабря 2013 года 800.000 рублей по адресу: город Москва,

ул.Смоленская, дом 8.

Итого: 800.000 рублей - не на территории ЮВАО города Москвы.

 

IV. Место передачи денег гр-ну Почтеннову Ю.Н.:

1 эпизод: 16 марта 2014 года 300.000 рублей по адресу: город

Щербинка, ул.Железнодорожная, дом 44

2 эпизод: 30 марта 2014 года 350.000 рублей по тому же адресу.

3 эпизод: 13 апреля 2014 года 390.000 рублей по тому же адресу.

Итого: на общую сумму 1.040.000 рублей - не на территории ЮВАО города Москвы.

 

Статья 152 УПК РФ («Место производства предварительного расследования») гласит:

«…4. Предварительное расследование может производиться по месту нахождения обвиняемого или большинства свидетелей в целях обеспечения его полноты, объективности и соблюдения процессуальных сроков.

5. Следователь, дознаватель, установив, что уголовное дело ему не подследственно, производит неотложные следственные действия, после чего следователь передает уголовное дело руководителю следственного органа, а дознаватель - прокурору для направления по подследственности.

6. По мотивированному постановлению руководителя вышестоящего следственного органа уголовное дело может быть передано для производства предварительного расследования в вышестоящий следственный орган с письменным уведомлением прокурора о принятом решении».

 

Ни одного из указанных в ст.152 УПК РФ обстоятельств, позволяющих с 3 декабря 2015 года проводить расследование уголовного дела № 32782 в ЮВАО города Москвы, то есть не по месту совершения вменяемых Сухаревой Т.В. деяний, - не имеется.

В ЮВАО не проживает обвиняемая Сухарева Т.В. и нет большинства свидетелей.

Подследственность к 3 декабря 2015 года была бесспорно определена и предварительное расследование нужно было производить на территории не ЮВАО города Москвы.

 

Несмотря на прямые указания федерального конституционного закона, старший следователь 4 отдела следственной части следственного управления УВД по ЮВАО ГУ МВД России по городу Москве майор юстиции Усольцева О.А. не выполнила требования ч.5 ст.152 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и не передала уголовное дело руководителю следственного органа для направления его по подследственности.

На наши жалобы она ответила, что может направить уголовное дело по окончании расследования по подсудности.

 

 

4. Судебная практика.

 

«В соответствии с ч.3 ст.7 УПК РФ производство предварительного расследования с нарушением признаков подследственности является существенным нарушением уголовно-процессуального законодательства РФ и влечет признание недопустимыми полученных таким путем доказательств».

 

На подобные нарушения как на основания отмены приговоров и признания доказательств недопустимыми неоднократно указывали суды апелляционных, кассационных и надзорных инстанций, в частности:

 

а) Московский областной суд, отменяя апелляционным определением от 3 сентября 2013 года по делу № 22-5559 решение суда первой инстанции,

а также президиум Верховного суда Республики Бурятия, указав в надзорном постановлении от 24 января 2014 года следующее:

«…уголовное дело по обвинению Т. относится к подсудности Октябрьского районного суда. В нарушение требований процессуального закона оно было рассмотрено Железнодорожным районным судом г. Улан-Удэ, при этом какие-либо сведения об изменении территориальной подсудности данного дела отсутствуют.

Аналогичное нарушение допущено и органами предварительного расследования при определении территориальной подследственности.

Таким образом, допущенные нарушения уголовно-процессуального закона являются существенными и влекут отмену приговора суда. При этом, уголовное дело подлежит возвращению прокурору в порядке ст.237 УПК РФ, поскольку нарушения, связанные с нарушением подследственности повлекли за собой составление обвинительного заключения, не имеющего юридической силы, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения».

 

б) судебная коллегия по уголовным делам Липецкого областного суда в своем кассационном определении от 12 января 2012 года по делу № 22-2/2012 г. указала:

«…Согласно ст. 152 УПК РФ предварительное расследование производится по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления, за исключением случаев, предусмотренных настоящей статьей. В случае необходимости производства следственных или разыскных действий в другом месте следователь праве произвести их лично либо поручить производство этих действий соответственно следователю или органу дознания, который обязан выполнить поручение в срок не позднее 10 суток.

Из представленных материалов уголовного дела усматривается, что настоящее уголовное дело было возбуждено следователем ОРП ОМ N 6 СУ при УВД по г. Липецку Г.А.В. по признакам преступления, предусмотренного п. п. "а, г" ч. 2 ст. 161 УК РФ (т. 1 л.д. 1), данным следователем по делу проведены первоначальные следственные действия.

15 октября 2010 года постановлением заместителя начальника СУ при УВД по г. Липецку К.Т.В. уголовное дело было изъято у следователя ОРП ОМ N 6 СУ при УВД по г. Липецку Г.А.В. и передано следователю ОРП ОМ N 4 СУ при УВД по г. Липецку С.Д.А., основания изъятия и передачи уголовного дела - служебная необходимость (т. 1 л.д. 4).

15 октября 2010 года уголовное дело было принято к своему производству следователем по расследованию, преступлений, совершенных на территории обслуживаемой, отделом милиции N 4 СУ при УВД по г. Липецку С.Д.А.. Дальнейшее расследование уголовного дела было проведено и окончено следователями ОРП ОМ N 4 СУ при УВД по г. Липецка.

Отсюда, довод осужденного К.И.М. и его представителя К.М.Г. о том, что расследование уголовного дела в отношении К.И.М. проведено с нарушением требований ст. 152 УПК РФ заслуживает внимание».

Судебная коллегия по уголовным делам Липецкого областного суда определила:

«приговор Октябрьского районного суда г. Липецка от 19 октября 2011 года в отношении К.И.М. отменить…»

 

Копии решений судов прилагаются.

 

 

  1. Теоретическое обоснование жалобы.

 

В отказах на аналогичные жалобы, поданные на имя следователя, указывается, что в УПК РФ нет такого понятия как «территориальная подследственность». В этой связи необходимо обратиться к теории уголовного процесса Российской Федерации.

В ходе производства предварительного расследования существуют определенные, предусмотренные уголовно-процессуальным законодательством требования, позволяющие определить полномочия того или иного органа предварительного расследования, который имеет право на производство следственных или иных процессуальных действий, а также компетенцию данного органа предварительного расследования на производство самого предварительного расследования. Данное положение характеризуется подследственностью по уголовному делу. В соответствии с ч.3 ст.7 УПК производство предварительного расследования с нарушением признаков подследственности является существенным нарушением уголовно-процессуального законодательства РФ и влечет признание недопустимыми полученных таким путем доказательств ("Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации", постатейный, отв. ред. В.М.Лебедев, рук. авт. кол. В.А.Давыдов, "НОРМА", "ИНФРА-М", 2014).
 

Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 4 июля 2002 года № 180-О «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Советского районного суда города Челябинска о проверке конституционности частей первой и второй статьи 132 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР» разъяснил:

«…В своем запросе заявитель указывает, что положения части первой и второй статьи 132 УПК РСФСР по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, позволяют прокурору произвольно определять территориальную подследственность, а нарушение территориальной подследственности влечет признание недопустимыми всех полученных в ходе расследования доказательств. По мнению заявителя, это свидетельствует о несоответствии данных норм статьям 49 (часть 1) и 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации.

Согласно части второй статьи 132 УПК РСФСР следователь, установив, что данное дело ему неподследственно, обязан произвести все неотложные следственные действия, после чего передать дело прокурору для направления по подследственности; вопрос о подследственности дела решается прокурором по месту, где следствие начато.

Как вытекает из приведенных положений уголовно-процессуального закона, прокурор при решении вопроса о подследственности конкретного дела не может действовать произвольно и не освобождается от обязанности следовать предписаниям закона, в том числе тем, которые закрепляют правила определения территориальной подследственности. Таким образом, они не допускают возможность предоставления полномочий по собиранию доказательств, а также по выполнению иных процессуальных действий и принятию решений тем органам и должностным лицам, которые в силу закона не управомочены осуществлять предварительное следствие по уголовному делу.

Следовательно, нет оснований полагать, что гарантируемые статьями 49 (часть 1) и 50 (часть 1) Конституции Российской Федерации право обвиняемого считаться невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке, и право не быть осужденным на основе доказательств, полученных с нарушением закона, были нарушены нормами частей первой и второй статьи 132 УПК РСФСР».

Это положение полностью распространяется и на действие соответствующих статей нынешнего УПК РФ.

 

Поэтому несоблюдение правил подследственности признается существенным нарушением уголовно-процессуального закона (ст.381 УПК РФ, ныне ст.389.15) и влечет признание полученных доказательств недопустимыми (ч. 3 ст.7 УПК РФ).

 

Территориальная (местная) подследственность призвана разграничить компетенцию органов расследования одного уровня и ведомства в зависимости от места совершения предполагаемого преступления (ст.152 УПК РФ). Это место определяется территорией, на которой совершено последнее деяние, охватываемое объективной стороной состава преступления, вне зависимости от места наступления преступных последствий. Распределение территории между одноименными органами расследования устанавливается ведомственными нормативными актами с учетом административно-территориального деления.

Однако далеко не во всех случаях следы преступления, свидетели и сам обвиняемый находятся в том районе, где совершено преступление. Поэтому в целях обеспечения полноты, объективности и быстроты расследования предусмотрены исключения из общего правила территориальной подследственности. Для этого руководитель следственного органа или прокурор вправе передать дело в другой территориальный орган расследования по месту совершения наиболее тяжкого из преступлений, по месту нахождения обвиняемого или большинства свидетелей (ч. ч. 3, 4 ст. 152 УПК РФ).

Передача уголовного дела по подследственности регулируется ч. 3 ст. 146, п. 3 ст. 149, ч. 5 ст. 152, ст. 155 УПК РФ. Уголовное дело передается по подследственности следователем через руководителя следственного органа (который затем вправе направить его прокурору), а дознавателем или органом дознания - через прокурора. Споры о подследственности разрешает прокурор (ч.8 ст.151 УПК РФ). Орган расследования, установив, что уголовное дело ему неподследственно, производит неотложные следственные действия, после чего передает дело руководителю следственного органа или прокурору для определения подследственности, о чем выносится мотивированное постановление. Передавая дело от одного органа расследования другому, прокурор и руководитель следственного органа обязаны соблюдать правила предметной и персональной подследственности.

 

Даже в случае передачи уголовного дела по подсудности, нарушение территориальной подследственности на стадии предварительного расследования должно влечь возвращение уголовного дела прокурору, ибо составленное обвинительное заключение не может быть признано имеющим юридическую силу.

 

Таким образом, очевидно, что уголовное дело № 32782 в отношении Сухаревой Т.В. расследовалось незаконно, не уполномоченным лицом, что является существенным нарушением уголовно-процессуального закона и должно влечь признания полученных при этом доказательств - НЕДОПУСТИМЫМИ.

Часть 1 ст.125 УПК РФ («Судебный порядок рассмотрения жалоб») гласит:

«1. Постановления дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления. Если место производства предварительного расследования определено в соответствии с частями второй - шестой статьи 152 настоящего Кодекса, жалобы на решения и действия (бездействие) указанных лиц рассматриваются районным судом по месту нахождения органа, в производстве которого находится уголовное дело».

 

Пункт 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 года № 1 "О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" разъясняет:

«Судьям надлежит на основе имеющихся данных и дополнительно представленных материалов проверять законность решений и действий (бездействия) должностных лиц, указанных в части 1 статьи 125 УПК РФ, касающихся заявленных требований граждан об устранении допущенных нарушений, ущемляющих их права и свободы.

В силу части 4 статьи 7 УПК РФ постановление судьи, вынесенное по результатам рассмотрения жалобы, должно быть законным, обоснованным и мотивированным, основанным на исследованных материалах с проверкой доводов, приведенных заявителем».

 

Это же Постановление разъясняет:

«…2. Разъяснить судам, что помимо постановлений дознавателя, следователя и руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела и о прекращении уголовного дела судебному обжалованию в соответствии с частью 1 статьи 125 УПК РФ подлежат иные решения и действия (бездействие) должностных лиц, принятые на досудебных стадиях уголовного судопроизводства, если они способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства или иных лиц, чьи права и законные интересы нарушены, либо могут затруднить доступ граждан к правосудию…

 

12. …При подготовке к рассмотрению жалобы судья истребует по ходатайству лиц, участвующих в судебном заседании, или по собственной инициативе материалы, послужившие основанием для решения или действия должностного лица, а также иные данные, необходимые для проверки доводов жалобы. Результаты исследования отражаются в протоколе судебного заседания, копии таких материалов хранятся в производстве по жалобе.

 

16. При рассмотрении доводов жалобы на постановление о возбуждении уголовного дела судье следует проверять, соблюден ли порядок вынесения данного решения, обладало ли должностное лицо, принявшее соответствующее решение, необходимыми полномочиями,…».

 

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.123-125 УПК РФ, -

 

П Р О Ш У:

 

  1. Истребовать из СЧ СУ УВД по ЮВАО ГУ МВД России по городу Москве материалы уголовного дела № 32782, необходимые для проверки доводов данной жалобы.

 

  1. Признать незаконными, причиняющими ущерб конституционным правам и свободам обвиняемой Сухаревой Татьяны Викторовны, затрудняющими ей доступ к правосудию, действия старшего следователя 4 отдела следственной части следственного управления УВД по ЮВАО ГУ МВД России по городу Москве майора юстиции Усольцевой О.А., выражающиеся в нарушении ею ч.ч.1 и 5 ст.152 УПК РФ и п.2 Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 23 сентября 2010 года № 1126-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Тимонькина Бориса Николаевича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 152 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», в части отказа передать материалы по территориальной подследственности.

 

3. Обязать руководителя Следственного комитета Российской Федерации устранить допущенные нарушения и восстановить нарушенные конституционные права Сухаревой Т.В.

 

4. Прошу рассмотреть жалобу в установленный законом срок.

 

Приложения: 1) ордер № 000638 от 15 апреля 2016 года на имя адвоката

Трепашкина М.И., на 1 листе;

2) копия постановления Кузьминского районного с уда города

Москвы от 29 марта 2016 года, на 2-х листах;

3) копия жалобы от 17 марта 2016 года, на 7-ми листах;

4) копии решений судов с базы данных «Консультан+», всего на

15-ти листах.

 

 

 

Адвокат                                                        ______________________М.И.Трепашкин

 

_______________________________________________________________________________________________________

 

Заместителю министра - начальнику

Следственного департамента МВД России

Савенкову А.Н.

 

от адвоката коллегии адвокатов «Трепашкин и

партнеры» города Москвы Трепашкина

Михаила Ивановича, рег. № 77/5012 в

реестре адвокатов города Москвы, адрес

коллегии адвокатов: 119002, гор.Москва,

ул.Арбат, дом 35, офис 574, …

 

в защиту обвиняемой Сухаревой Татьяны

Викторовны (ордер в деле имеется)

 

По уголовному делу № 32782

 

 

Расследование уголовного дела с нарушением

подследственности является превышением

должностных полномочий

 

 

ЖАЛОБА

на нарушение территориальной подследственности

 

 

Город Москва 15 марта 2016 года

 

Прошу Вашего реагирования по факту грубейшего нарушения требований Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации о подследственности, в связи с чем прошу в соответствии со ст.39 УПК РФ дать указания о передаче уголовного дела № 32782 из СЧ СУ УВД по ЮВАО ГУ МВД России по городу Москве по территориальной подследственности в следственный отдел Следственного управления МВД России по Троицкому и Новомосковскому административным округам Москвы при управлении МВД России по ТиНАО (119618, г.Москва, Главмосстроя ул., дом 8) по месту совершения последнего из вмененных Сухаревой Т.В. по ч.4 ст.159 УК РФ деяний.

 

Обоснование жалобы:

 

1. По делам о мошенничестве местом совершения преступления считается место передачи потерпевшим денежных средств обвиняемому. С этого времени он имеет возможность распоряжаться денежными средствами.

Вменяемое моей подзащитной Сухаревой Т.В. мошенничество, согласно постановлении о привлечении её в качестве обвиняемой, происходило в форме хищения денежных средств 4-х физических лиц, занимавшихся предпринимательством в виде покупки и реализации полисов ОСАГО.

 

Согласно тексту постановления о привлечении Сухаревой Т.В. в качестве обвиняемой от 15 февраля 2016 года по 4 преступлениям (в отношении 4-х лиц) по ч.4 ст.159 УК РФ передача денег, якобы похищенных ею путем обмана у потерпевших, осуществлялась по следующим адресам:

 

I. Место передачи денег гр-кой Скрипка О.М.:

1 эпизод: 18 ноября 2013 года 200.000 рублей по адресу: город Москва,

ул.Таганская, дом 3.

2 эпизод: 25 ноября 2013 года 200.000 рублей по тому же адресу.

3 эпизод: 7 декабря 2013 года 200.000 рублей по адресу: Павелецкая

площадь, дом 1а

Итого: на сумму 600.000 рублей - не на территории ЮВАО города Москвы.

 

II. Место передачи денег гр-кой Ильиной Г.А.:

1 эпизод: 21 ноября 2013 года 596.000 рублей по адресу: город Москва,

Леонтьевский переулок, дом 7, строение 3

2 эпизод: 2 декабря 2013 года 290.000 рублей по тому же адресу.

3 эпизод: 8 декабря 2013 года 296.000 рублей по тому же адресу.

4 эпизод: 13 декабря 2013 года 800.000 рублей по тому же адресу.

Итого: на сумму 1.982.000 рублей - не на территории ЮВАО города Москвы.

 

III. Место передачи денег гр-кой Золотовой (Тяпаевой) И.П.:

1 эпизод: 20 декабря 2013 года 800.000 рублей по адресу: город Москва,

ул.Смоленская, дом 8.

Итого: 800.000 рублей - не на территории ЮВАО города Москвы.

 

IV. Место передачи денег гр-ну Почтеннову Ю.Н.:

1 эпизод: 16 марта 2014 года 300.000 рублей по адресу: город

Щербинка, ул.Железнодорожная, дом 44

2 эпизод: 30 марта 2014 года 350.000 рублей по тому же адресу.

3 эпизод: 13 апреля 2014 года 390.000 рублей по тому же адресу.

Итого: на общую сумму 1.040.000 рублей - не на территории ЮВАО города Москвы.

 

 

2. Уголовное дело в отношении Сухаревой Т.В. расследовалось с нарушением ст.152 УПК РФ, то есть с нарушением территориальной подсудности.

В соответствии с ч.3 ст.7 УПК производство предварительного расследования с нарушением признаков подследственности является существенным нарушением уголовно-процессуального законодательства РФ и влечет признание недопустимыми полученных таким путем доказательств.

 

Статья 152 УПК РФ («Место производства предварительного расследования») гласит:

«1. Предварительное расследование производится по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления, за исключением случаев, предусмотренных настоящей статьей…

3. Если преступления совершены в разных местах, то по решению вышестоящего руководителя следственного органа уголовное дело расследуется по месту совершения большинства преступлений или наиболее тяжкого из них.

4. Предварительное расследование может производиться по месту нахождения обвиняемого или большинства свидетелей в целях обеспечения его полноты, объективности и соблюдения процессуальных сроков.

5. Следователь, дознаватель, установив, что уголовное дело ему не подследственно, производит неотложные следственные действия, после чего следователь передает уголовное дело руководителю следственного органа, а дознаватель - прокурору для направления по подследственности.

6. По мотивированному постановлению руководителя вышестоящего следственного органа уголовное дело может быть передано для производства предварительного расследования в вышестоящий следственный орган с письменным уведомлением прокурора о принятом решении».

 

На подобные нарушения указывал Московский областной суд, отменяя апелляционным определением от 3 сентября 2013 года по делу № 22-5559 решение суда первой инстанции, а также президиум Верховного суда Республики Бурятия, указав в надзорном постановлении от 24 января 2014 года следующее:

«…уголовное дело по обвинению Т. относится к подсудности Октябрьского районного суда. В нарушение требований процессуального закона оно было рассмотрено Железнодорожным районным судом г. Улан-Удэ, при этом какие-либо сведения об изменении территориальной подсудности данного дела отсутствуют.

Аналогичное нарушение допущено и органами предварительного расследования при определении территориальной подследственности.

Таким образом, допущенные нарушения уголовно-процессуального закона являются существенными и влекут отмену приговора суда. При этом, уголовное дело подлежит возвращению прокурору в порядке ст.237 УПК РФ, поскольку нарушения, связанные с нарушением подследственности повлекли за собой составление обвинительного заключения, не имеющего юридической силы, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения».

 

 

3. В ходе производства предварительного расследования существуют определенные, предусмотренные уголовно-процессуальным законодательством требования, позволяющие определить полномочия того или иного органа предварительного расследования, который имеет право на производство следственных или иных процессуальных действий, а также компетенцию данного органа предварительного расследования на производство самого предварительного расследования. Данное положение характеризуется подследственностью по уголовному делу. В соответствии с ч.3 ст.7 УПК производство предварительного расследования с нарушением признаков подследственности является существенным нарушением уголовно-процессуального законодательства РФ и влечет признание недопустимыми полученных таким путем доказательств ("Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации", постатейный, отв. ред. В.М.Лебедев, рук. авт. кол. В.А.Давыдов, "НОРМА", "ИНФРА-М", 2014).
 

Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 4 июля 2002 года № 180-О «ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЗАПРОСА СОВЕТСКОГО РАЙОННОГО СУДА ГОРОДА ЧЕЛЯБИНСКА О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ЧАСТЕЙ ПЕРВОЙ И ВТОРОЙ СТАТЬИ 132 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РСФСР» разъяснил:

«…В своем запросе заявитель указывает, что положения части первой и второй статьи 132 УПК РСФСР по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, позволяют прокурору произвольно определять территориальную подследственность, а нарушение территориальной подследственности влечет признание недопустимыми всех полученных в ходе расследования доказательств. По мнению заявителя, это свидетельствует о несоответствии данных норм статьям 49 (часть 1) и 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации.

Согласно части второй статьи 132 УПК РСФСР следователь, установив, что данное дело ему неподследственно, обязан произвести все неотложные следственные действия, после чего передать дело прокурору для направления по подследственности; вопрос о подследственности дела решается прокурором по месту, где следствие начато.

Как вытекает из приведенных положений уголовно-процессуального закона, прокурор при решении вопроса о подследственности конкретного дела не может действовать произвольно и не освобождается от обязанности следовать предписаниям закона, в том числе тем, которые закрепляют правила определения территориальной подследственности. Таким образом, они не допускают возможность предоставления полномочий по собиранию доказательств, а также по выполнению иных процессуальных действий и принятию решений тем органам и должностным лицам, которые в силу закона не управомочены осуществлять предварительное следствие по уголовному делу.

Следовательно, нет оснований полагать, что гарантируемые статьями 49 (часть 1) и 50 (часть 1) Конституции Российской Федерации право обвиняемого считаться невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке, и право не быть осужденным на основе доказательств, полученных с нарушением закона, были нарушены нормами частей первой и второй статьи 132 УПК РСФСР».

 

Поэтому несоблюдение правил подследственности признается существенным нарушением уголовно-процессуального закона (ст.381 УПК РФ) и влечет признание полученных доказательств недопустимыми (ч. 3 ст.7 УПК РФ ).

 

Территориальная (местная) подследственность призвана разграничить компетенцию органов расследования одного уровня и ведомства в зависимости от места совершения предполагаемого преступления (ст.152 УПК РФ). Это место определяется территорией, на которой совершено последнее деяние, охватываемое объективной стороной состава преступления, вне зависимости от места наступления преступных последствий. Распределение территории между одноименными органами расследования устанавливается ведомственными нормативными актами с учетом административно-территориального деления.

Однако далеко не во всех случаях следы преступления, свидетели и сам обвиняемый находятся в том районе, где совершено преступление. Поэтому в целях обеспечения полноты, объективности и быстроты расследования предусмотрены исключения из общего правила территориальной подследственности. Для этого руководитель следственного органа или прокурор вправе передать дело в другой территориальный орган расследования по месту совершения наиболее тяжкого из преступлений, по месту нахождения обвиняемого или большинства свидетелей (ч. ч. 3, 4 ст. 152 УПК РФ).

Передача уголовного дела по подследственности регулируется ч. 3 ст. 146, п. 3 ст.149, ч. 5 ст.152, ст.155 УПК РФ. Уголовное дело передается по подследственности следователем через руководителя следственного органа (который затем вправе направить его прокурору), а дознавателем или органом дознания - через прокурора. Споры о подследственности разрешает прокурор (ч. 8 ст. 151). Орган расследования, установив, что уголовное дело ему неподследственно, производит неотложные следственные действия, после чего передает дело руководителю следственного органа или прокурору для определения подследственности, о чем выносится мотивированное постановление. Передавая дело от одного органа расследования другому, прокурор и руководитель следственного органа обязаны соблюдать правила предметной и персональной подследственности.

 

Даже в случае передачи уголовного дела по подсудности, нарушение территориальной подследственности на стадии предварительного расследования должно влечь возвращение уголовного дела прокурору, ибо составленное обвинительное заключение не может быть признано имеющим юридической силы.

 

Таким образом, очевидно, что уголовное дело № 32782 в отношении Сухаревой Т.В. расследовалось незаконно, не уполномоченным лицом, что является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, и должно влечь признания полученных при этом доказательств - НЕДОПУСТИМЫМИ.

1 марта 2016 года я подавал жалобу на нарушение подследственности начальнику СУ УВД по ЮВАО ГУ МВД России по городу Москве, однако ответ не получен до настоящего времени, что является также нарушением положения ч.1 ст.124 УПК РФ. Жалоба подавалась в ГСУ ГУ МВД России по городу Москве на имя Агафьевой Н.И., однако надлежащих мер не принято.

Дополнительно прошу обратить внимание на следующие нарушения по делу:

а) вменяемые Сухаревой Т.В. деяния относятся к сфере предпринимательства, так как все лица, в том числе обвиняемые и потерпевшие, занимаются приобретением и сбытом полисов ОСАГО - предпринимательством. И в этой сфере совершены деяния по сбыту поддельных полисов ОСАГО, что могло повлечь к отказу в получении страховых выплат. Следовательно квалификация должна идти по ст.159.5 УК РФ (мошенничество в сфере страхования). Либо по ст.159.4 УК РФ (мошенничество в сфере предпринимательства);

б) все потерпевшие по делу получили прибыль от реализации полисов ОСАГО, в том числе и фальшивых, однако следователь Усольцева О.А. пишет заведомо ложные сведения, что им причинен материальный ущерб. При этом создаются условия получения потерпевшими обманным путем дополнительных денежных средств, то есть условия для совершения уже потерпевшими мошенничества;

в) уголовное дело возбуждено лишь в отношении посредников, а непосредственные изготовители фальшивых полисов и массовые распространители их - к ответственности не привлечены. Уголовное дело необоснованно раздроблено на отдельные уголовные дела, что не позволяет объективно оценить роль каждого из соучастников;

г) Сухаревой Т.В. вменены как фальшивые те полисы, которые не носят признаков поддельности и фальшивость которых - не установлено, они отсутствуют в деле вообще;

д) моей подзащитной незаконно, в нарушение положений ст.159 УПК РФ, отказано в проведении очных ставок, в проведении ряда экспертиз, в допросе свидетелей, то есть в сборе тех доказательств невиновности, которые имеют существенное значение для правильного разрешения дела;

е) нарушены положения ст.17 УК РФ при объединении отдельных эпизодов (одиннадцать эпизодов объединены незаконно в 4 преступления в целях увеличения размера).

 

На основании выше изложенного, руководствуясь ст.ст.39, 123-124 УПК РФ, -

П Р О Ш У:

1. Запросить материалы уголовного дела и проверить изложенные доводы жалобы.

2. Дать указания об устранении указанных в жалобе нарушений УПК РФ.

3. Отменить как незаконно и необоснованное постановление о привлечении Сухаревой Т.В. как обвиняемой по 4 эпизодам ч.4 ст.159 УК РФ.

4. Дать указания о направлении уголовного дела для дальнейшего расследования по территориальной подследственности в соответствии со ст.152 УПК РФ.

 

 

Адвокат

______________________М.И.Трепашкин

 

===================================

Начальнику следственной части следственного

управления УВД по ЮВАО ГУ МВД России

по городу Москве

 

от адвоката коллегии адвокатов «Трепашкин и

партнеры» города Москвы Трепашкина

Михаила Ивановича, рег. № 77/5012 в

реестре адвокатов города Москвы, адрес

коллегии адвокатов: 119002, гор.Москва,

ул.Арбат, дом 35, офис 574, …

 

в защиту обвиняемой Сухаревой Татьяны

Викторовны (ордер в деле имеется)

 

По уголовному делу № 32782

 

 

ЖАЛОБА

на нарушение территориальной подследственности

 

 

Город Москва 1 марта 2016 года

 

Прошу в соответствии с УПК РФ дать указания о передаче уголовного дела № 32782 по территориальной подследственности в следственный отдел Следственного управления МВД России по Троицкому и Новомосковскому административным округам Москвы при управлении МВД России по ТиНАО (119618, г.Москва, Главмосстроя ул., дом 8) по месту совершения последнего из вмененных Сухаревой Т.В. по ч.4 ст.159 УК РФ деяний.

 

Обоснование жалобы:

 

1. По делам о мошенничестве местом совершения преступления считается место передачи потерпевшим денежных средств обвиняемому. С этого времени он имеет возможность распоряжаться денежными средствами.

 

Согласно тексту постановления о привлечении Сухаревой Т.В. в качестве обвиняемой от 15 февраля 2016 года по 4 преступлениям по ч.4 ст.159 УК РФ передача денег, якобы похищенных ею путем обмана у потерпевших, осуществлялась по следующим адресам:

 

I. Место передачи денег гр-кой Скрипка О.М.:

1 эпизод: 18 ноября 2013 года 200.000 рублей по адресу: город Москва,

ул.Таганская, дом 3.

2 эпизод: 25 ноября 2013 года 200.000 рублей по тому же адресу.

3 эпизод: 7 декабря 2013 года 200.000 рублей по адресу: Павелецкая

площадь, дом 1а

Итого: на сумму 600.000 рублей - не на территории ЮВАО города Москвы.

 

II. Место передачи денег гр-кой Ильиной Г.А.:

1 эпизод: 21 ноября 2013 года 596.000 рублей по адресу: город Москва,

Леонтьевский переулок, дом 7, строение 3

2 эпизод: 2 декабря 2013 года 290.000 рублей по тому же адресу.

3 эпизод: 8 декабря 2013 года 296.000 рублей по тому же адресу.

4 эпизод: 13 декабря 2013 года 800.000 рублей по тому же адресу.

Итого: на сумму 1.982.000 рублей - не на территории ЮВАО города Москвы.

 

III. Место передачи денег гр-кой Золотовой (Тяпаевой) И.П.:

1 эпизод: 20 декабря 2013 года 800.000 рублей по адресу: город Москва,

ул.Смоленская, дом 8.

Итого: 800.000 рублей - не на территории ЮВАО города Москвы.

 

IV. Место передачи денег гр-ну Почтеннову Ю.Н.:

1 эпизод: 16 марта 2014 года 300.000 рублей по адресу: город

Щербинка, ул.Железнодорожная, дом 44

2 эпизод: 30 марта 2014 года 350.000 рублей по тому же адресу.

3 эпизод: 13 апреля 2014 года 390.000 рублей по тому же адресу.

Итого: на общую сумму 1.040.000 рублей - не на территории ЮВАО города Москвы.

 

 

2. Уголовное дело в отношении Сухаревой Т.В. расследовалось с нарушением ст.152 УПК РФ, то есть с нарушением территориальной подсудности.

В соответствии с ч.3 ст.7 УПК производство предварительного расследования с нарушением признаков подследственности является существенным нарушением уголовно-процессуального законодательства РФ и влечет признание недопустимыми полученных таким путем доказательств.

 

Статья 152 УПК РФ («Место производства предварительного расследования») гласит:

«1. Предварительное расследование производится по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления, за исключением случаев, предусмотренных настоящей статьей…

3. Если преступления совершены в разных местах, то по решению вышестоящего руководителя следственного органа уголовное дело расследуется по месту совершения большинства преступлений или наиболее тяжкого из них.

4. Предварительное расследование может производиться по месту нахождения обвиняемого или большинства свидетелей в целях обеспечения его полноты, объективности и соблюдения процессуальных сроков.

5. Следователь, дознаватель, установив, что уголовное дело ему не подследственно, производит неотложные следственные действия, после чего следователь передает уголовное дело руководителю следственного органа, а дознаватель - прокурору для направления по подследственности.

6. По мотивированному постановлению руководителя вышестоящего следственного органа уголовное дело может быть передано для производства предварительного расследования в вышестоящий следственный орган с письменным уведомлением прокурора о принятом решении».

 

На подобные нарушения указывал Московский областной суд, отменяя апелляционным определением от 3 сентября 2013 года по делу № 22-5559 решение суда первой инстанции, а также президиум Верховного суда Республики Бурятия, указав в надзорном постановлении от 24 января 2014 года следующее:

«…уголовное дело по обвинению Т. относится к подсудности Октябрьского районного суда. В нарушение требований процессуального закона оно было рассмотрено Железнодорожным районным судом г. Улан-Удэ, при этом какие-либо сведения об изменении территориальной подсудности данного дела отсутствуют.

Аналогичное нарушение допущено и органами предварительного расследования при определении территориальной подследственности.

Таким образом, допущенные нарушения уголовно-процессуального закона являются существенными и влекут отмену приговора суда. При этом, уголовное дело подлежит возвращению прокурору в порядке ст.237 УПК РФ, поскольку нарушения, связанные с нарушением подследственности повлекли за собой составление обвинительного заключения, не имеющего юридической силы, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения».

 

 

3. В ходе производства предварительного расследования существуют определенные, предусмотренные уголовно-процессуальным законодательством требования, позволяющие определить полномочия того или иного органа предварительного расследования, который имеет право на производство следственных или иных процессуальных действий, а также компетенцию данного органа предварительного расследования на производство самого предварительного расследования. Данное положение характеризуется подследственностью по уголовному делу. В соответствии с ч.3 ст.7 УПК производство предварительного расследования с нарушением признаков подследственности является существенным нарушением уголовно-процессуального законодательства РФ и влечет признание недопустимыми полученных таким путем доказательств ("Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации", постатейный, отв. ред. В.М.Лебедев, рук. авт. кол. В.А.Давыдов, "НОРМА", "ИНФРА-М", 2014).
 

Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 4 июля 2002 года № 180-О «ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЗАПРОСА СОВЕТСКОГО РАЙОННОГО СУДА ГОРОДА ЧЕЛЯБИНСКА О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ЧАСТЕЙ ПЕРВОЙ И ВТОРОЙ СТАТЬИ 132 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РСФСР» разъяснил:

«…В своем запросе заявитель указывает, что положения части первой и второй статьи 132 УПК РСФСР по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, позволяют прокурору произвольно определять территориальную подследственность, а нарушение территориальной подследственности влечет признание недопустимыми всех полученных в ходе расследования доказательств. По мнению заявителя, это свидетельствует о несоответствии данных норм статьям 49 (часть 1) и 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации.

Согласно части второй статьи 132 УПК РСФСР следователь, установив, что данное дело ему неподследственно, обязан произвести все неотложные следственные действия, после чего передать дело прокурору для направления по подследственности; вопрос о подследственности дела решается прокурором по месту, где следствие начато.

Как вытекает из приведенных положений уголовно-процессуального закона, прокурор при решении вопроса о подследственности конкретного дела не может действовать произвольно и не освобождается от обязанности следовать предписаниям закона, в том числе тем, которые закрепляют правила определения территориальной подследственности. Таким образом, они не допускают возможность предоставления полномочий по собиранию доказательств, а также по выполнению иных процессуальных действий и принятию решений тем органам и должностным лицам, которые в силу закона не управомочены осуществлять предварительное следствие по уголовному делу.

Следовательно, нет оснований полагать, что гарантируемые статьями 49 (часть 1) и 50 (часть 1) Конституции Российской Федерации право обвиняемого считаться невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке, и право не быть осужденным на основе доказательств, полученных с нарушением закона, были нарушены нормами частей первой и второй статьи 132 УПК РСФСР».

 

Поэтому несоблюдение правил подследственности признается существенным нарушением уголовно-процессуального закона (ст.381 УПК РФ) и влечет признание полученных доказательств недопустимыми (ч. 3 ст.7 УПК РФ ).

 

Территориальная (местная) подследственность призвана разграничить компетенцию органов расследования одного уровня и ведомства в зависимости от места совершения предполагаемого преступления (ст.152 УПК РФ). Это место определяется территорией, на которой совершено последнее деяние, охватываемое объективной стороной состава преступления, вне зависимости от места наступления преступных последствий. Распределение территории между одноименными органами расследования устанавливается ведомственными нормативными актами с учетом административно-территориального деления.

Однако далеко не во всех случаях следы преступления, свидетели и сам обвиняемый находятся в том районе, где совершено преступление. Поэтому в целях обеспечения полноты, объективности и быстроты расследования предусмотрены исключения из общего правила территориальной подследственности. Для этого руководитель следственного органа или прокурор вправе передать дело в другой территориальный орган расследования по месту совершения наиболее тяжкого из преступлений, по месту нахождения обвиняемого или большинства свидетелей (ч. ч. 3, 4 ст. 152 УПК РФ).

Передача уголовного дела по подследственности регулируется ч. 3 ст. 146, п. 3 ст. 149, ч. 5 ст. 152, ст. 155 УПК РФ. Уголовное дело передается по подследственности следователем через руководителя следственного органа (который затем вправе направить его прокурору), а дознавателем или органом дознания - через прокурора. Споры о подследственности разрешает прокурор (ч. 8 ст. 151). Орган расследования, установив, что уголовное дело ему неподследственно, производит неотложные следственные действия, после чего передает дело руководителю следственного органа или прокурору для определения подследственности, о чем выносится мотивированное постановление. Передавая дело от одного органа расследования другому, прокурор и руководитель следственного органа обязаны соблюдать правила предметной и персональной подследственности.

 

Даже в случае передачи уголовного дела по подсудности, нарушение территориальной подследственности на стадии предварительного расследования должно влечь возвращение уголовного дела прокурору, ибо составленное обвинительное заключение не может быть признано не имеющим юридической силы.

 

Таким образом, очевидно, что уголовное дело № 32782 в отношении Сухаревой Т.В. расследовалось незаконно, не уполномоченным лицом, что является существенным нарушением уголовно-процессуального закона и должно влечь признания полученных при этом доказательств - НЕДОПУСТИМЫМИ.

 

Адвокат

______________________М.И.Трепашкин


Полный список новостей»

Контакты